Dassie2001 (dassie2001) wrote,
Dassie2001
dassie2001

Categories:

312. Варшавское восстание. Комбатанты - варшавянам: простите нас.

Две недели назад в парке при музее Варшавского восстания открыт памятник погибшим, убитым и изгнанным жителям Варшавы. До сих пор подобного памятника в столице не было, хотя известно, что в период восстания с 1 августа до 3 октября 1944 года помимо 20 тысяч восставших погибли до 200 тысяч гражданских лиц, а после капитуляции восстания примерно 550-650 тысяч жителей были выселены немцами из города. В созданном в 2004 году музее Варшавского восстания о жертвах среди гражданского населения говорится мало.

Вот несколько сканов из книжки о восстании, несколько моих вчерашних фотографий нового памятника, а также фрагментов фотовыставки на стене музейного парка. И краткие заметки - из нескольких газетных публикаций о нетривиальном открытии нетривиального памятника.


Улица Вспульна после налета немецкой авиации. Жители пробираются через развалины. Фото – из книжки «Powstanie Warszawskie w fotografii Sylwestra Brauna», wyd. PARMA Press, Marki, 2008.



Памятник гражданским жертвам восстания. Серый гранитный столб высотой два с небольшим метра, как бы треснутый от удара. Автор – Марек Модерау (он же – автор памятника в Оссуве на братской могиле красноармейцев с войны 1920 года, писал об этом раньше). Надписи – на четырех языках: польском, русском, немецком и английском. Выбиты также символ Сражающейся Польши (Polska Walcząca), герб Варшавы, Крест Армии Крайовой и Крест варшавских повстанцев.




Русская надпись (корявости не исправляю):

«Памяти погибших и убитых 150 тысяч жителей Варшавы.

Воинов Варшавы.

Гражданских служащих структур польского подземного государства, которые погибли в героической борьбе.

Жителей, погибших во время бомбардировок в завалах сожженных домов и погибших от рук немецких оккупантов.

Выгнанных из собственных домов 550 тысяч жителей Варшавы, которые были обречены на скитание, были вывезены в немецкие концлагеря и лагеря принудительных работ.

Памяти жителей города Варшавы, самоотверженно поддерживающих воинов в борьбе за свободу и честь польского народа.

Жителям оккупированной Польши, которые дали приют выгнанным из Варшавы.

Слава их памяти.»




На открытии памятника выступил председатель Союза варшавских повстанцев генерал Збигнев Щчибор-Рыльский. Он, в частности, сказал:

«Мы, варшавские повстанцы, солдаты, которые сражались, совсем иначе воспринимали восстание, нежели гражданское население. Трагедия гражданского населения была страшной. Все мы помним, как уже под конец восстания некоторые психически не выдерживали. Гражданское население пряталось в подвалах, в страшных условиях, с детьми, в том числе с родившимися во время восстания или с теми, кому было всего по нескольку месяцев, там были и пожилые люди, все они помогали нам... Думаю, что мы, солдаты сражавшейся столицы, должны воздать им самые высокие почести, а я – скажу от себя лично – хотел бы попросить прощения у гражданских лиц, которые подверглись такому страшному унижению и таким страшным страданиям. Пусть этот обелиск показывает нынешнему и будущим поколениям, что самые большие страдания и самая большая трагедия не забыты.»


Генерал Збигнев Щчибор-Рыльский. Фото с сайта «Газеты Выборчей» (фотография сделана на одной из более ранних годовщин восстания). Во время восстания его жена с воьмимесячным ребенком пряталась в подвале дома на улице Хмельной.


С фотовыставки на стене музейного парка, искусственно раскрашенные черно-белые фотографии. Юная санитарка - участница восстания. (По-моему, привлечение детей к участию в восстании было, конечно, безрассудством, если не преступлением со стороны взрослых. В самом музее сражавшимся детям посвящен отдельный небольшой зал, причем это подается однозначно позитивно – как замечательный пример патриотизма.) На дальней фотографии – бракосочетание в костеле в период восстания.

После открытия памятника генерал Збигнев Щчибор-Рыльский сказал в одном из интервью:

«Сегодня, через столько лет, мы можем, наконец, громко сказать, как все было, и попросить у варшавян прощения. Я всегда говорю от сердца. Соратники-повстанцы, которые меня слушали, немного удивились, но они думают так же, как я. Нам трудно признать публично, что восстание принесло людям столь огромные страдания, но я уже в таком возрасте, что могу говорить об этом без обиняков. Такова была правда. ...И попросить прощения должен был генерал Бур-Коморовский. Это он принял решение о восстании. А мы были солдатами, выполняли приказ. »


Жители спасаются во время налета немецкой авиации. Интенсивные бомбардировки застали всех врасплох. Фото – из книжки «Powstanie Warszawskie w fotografii Sylwestra Brauna», wyd. PARMA Press, Marki, 2008.


Август 1944. Подпоручик Эугениуш Локайский, один из самых известных фотографов-документалистов восстания. Он погибнет 25 сентября 1944.


Уличные могилы. Убитых и умерших хоронили везде, где удавалось выкопать могилу – на улицах, площадях, во дворах. Фото – из книжки «Powstanie Warszawskie w fotografii Sylwestra Brauna», wyd. PARMA Press, Marki, 2008.


19 августа 1944, суббота. Жители переселились из квартир в подвалы.

Выступление генерала Щчибор-Рыльского на открытии памятника вызвало много комментариев. Марчин Войчеховский из «Газеты Выборчей» в заметке под заголовком «Красиво погибнуть или красиво жить?» написал:

«Ясно, что варшавяне подверглись страданиям не от рук восставших. Но они очень больно почувствовали на себе результаты принятия отчаянного решения руководителей Армии Крайовой о восстании против намного более сильного врага. Сегодня можно сказать прямо – с политической и военной точек зрения восстание было катастрофой, хотя его участники заслуживают самого высокого уважения за героизм.

Я знаю о восстании по воспоминаниям близких. Радость и гордость от ощущения свободы после почти пяти лет оккупации, бело-красные флаги на улицах, желание отомстить за унижения – и все это перемешано с болью из-за количества жертв и разрушения города. Улыбающиеся, полные задора повстанцы – и проклинающие их, особенно под конец восстания, гражданские лица. Эта картина – конечно, не черно-белая. Мой дед, который после восстания попал в немецкий лагерь и едва выжил, до конца дней вспоминал радость, охватившую его после 1 августа. Но ему было больно, что Варшава, куда он вернулся после войны, была сровнена с землей.

Память о 150 тысячах гражданских лиц, погибших в восстании, должна быть неразрывной частью памяти об этом героическом порыве. К сожалению, музей Варшавского восстания справляется с этим лишь половинчато, прославляя восставших, харцеров, даже западных летчиков, сбрасывавших над городом оружие. Но мало говорится о страданиях и жертвах среди простых людей. Получается, будто бы послание восставших нам, нынешним, звучит так: «Самое главное – красиво умереть за отчизну».

А сегодня – в условиях свободы и независимости – нужно учиться, как красиво для нее жить. И для этого нужен разговор по существу об ошибках, неудачных решениях и просчетах. Слова Щчибор-Рыльского показывают, что варшавские повстанцы более твердо стоят на земле, чем те некоторые люди, кто пытается увековечить их героический порыв.»


(Понимаю, конечно, что не всем читающим понравится этот текст - как не всем в Польше понравились слова генерала Щчибор-Рыльского. Но как есть, так есть. Во всяком случае, генералу Збигневу Щчибор-Рыльскому и Марчину Войчеховскому - мой полный одобрямс.)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 22 comments