Dassie2001 (dassie2001) wrote,
Dassie2001
dassie2001

Categories:

210. Лех Качинский в Катыни в 2007 году. Политический фон и текст выступления.

Сначала мой вводный коммент, не очень короткий, поскольку, по-моему, почти никто ничего не помнит или не знает, как ни странно.

Президент Польши Лех Качинский ездил в Россию дважды – 17 сентября 2007 года и 10 апреля 2010 года, оба раза целью поездки была Катынь, траурная церемония памяти расстрелянных НКВД в 1940 году польских офицеров. О последней поездке и трагедии сейчас пишет и говорит весь мир, но никто ни в Польше, ни в России не вспоминает его предыдущий визит, тем более текст его выступления там.



Ниже размещаю свой перевод этого текста, опубликованного в Польше в самой массовой «Газете выборчей» 19 сентября 2007 года рядом с большим интервью, данным газете несколькими членами московского «Мемориала» (Арсением Рогинским, Дианой Сорг, Еленой Жемковой и вашим покорным слугой, перевод интервью есть в интернете, но не о нем сейчас речь).

В этом же номере газеты упоминается комментарий в «Российской газете» по следам визита Качинского, в котором подвергается сомнению аутентичность основных документов по Катыни, в частности, известной записки Берии, в которой предлагалось расстрелять поляков. Дескать, известны только копии документов, да и то непонятного качества. Комментарий тот совершенно безграмотный, он уже тогда был раскритикован на нашем катынском сайте, а «Газета Выборча» через несколько дней поместила цветные фотокопии (цветные! - впервые в мире в бумажном виде) как записки Берии, так и решения Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года о расстреле поляков, с указанием точного места в российском архиве, где эти документы находятся. Пишу об этом, чтобы представить читающим фон публикаций того совсем недавнего, но уже почти забытого времени.

Визит Леха Качинского в Катынь 17 сентября 2007 года, в неурочное время (обычно траурные мероприятия в Катыни проходят в апреле, в годовщину расстрела поляков в 1940 г. и в годовщину обнаружения их могил в 1943 г.) был продиктован двумя обстоятельствами. Во-первых, в этот день вечером в Варшаве состоялась премьера фильма Анджея Вайды «Катынь» - о ней по горячим следам со многими фотографиями также написано на нашем катынском сайте, - и Лех Качинский после поездки в Катынь попал на премьеру (заодно - в объектив моего фотоаппарата). Ярослав Качинский, премьер и лидер партии «Право и справедливость», также был приглашен, но не пришел. Во-вторых, это был разгар предвыборной парламентской борьбы, и поездка в Катынь, конечно, была элементом этой борьбы. Другим элементом борьбы было объявленное по предложению министра обороны Александра Щигло посмертное присвоение павшим офицерам очередных воинских званий (такая процедура вполне в традициях польской армии), запланированное с большой торжественностью и непосредственно перед парламентскими выборами в октябре. За день до церемонии она была перенесена на ноябрь, чтобы все-таки не мешать память о полегших в Катыни с внутриполитической грызней. На отрезвление решающим образом повлияло открытое письмо Анджея Вайды и отказ нескольких известных актеров зачитывать списки погибших на церемонии в Варшаве. Таков был политический фон событий. А выборы в октябре партия Качинских с успехом проиграла, и к власти пришла «Гражданская платформа» во главе с Дональдом Туском.



Лех Качинский полетел в Смоленск утром 17 сентября 2007 года самолетом вместе с не очень многочисленной (несколько десятков человек, точнее не знаю) делегацией представителей армии и объединений катынских семей. В Смоленске-Катыни его принимали полномочный представитель президента России в Центральном федеральном округе Георгий Полтавченко и губернатор Смоленской области Виктор Маслов. После богослужения все трое выступили с речами, подготовленными и прозвучавшими в духе примирения. Через несколько часов Лех Качинский с делегацией вернулись в Варшаву.

Предлагаю перевод речи польского президента. Один фрагмент выделен мной.

На скане фотографии из «Газеты выборчей» (фото Рейтер) - Лех Качинский в Катыни, 17 сентября 2007 года.






Уважаемый господин губернатор, уважаемый господин представитель президента Российской Федерации, уважаемые дамы и господа, а в особенности уважаемые представители катынских семей, близкие которых тут погибли,

Мы собрались в этом месте, чтобы почтить память коварно убитых офицеров. Здесь погибли люди, которые в подавляющем большинстве попали в 1939 году в плен. Это были офицеры Войска Польского, офицеры полиции, Корпуса пограничной охраны, а также государственные чиновники. Все они оказались в такой ситуации вследствие того, что произошло 17 сентября 1939 года. Сегодня этим событиям 68 лет.

Польша тогда сражалась с гитлеровским нашествием, с его превосходящими силами, и это сражение продолжалось. Оборонялись Варшава, Модлин и Хель. Продолжалась битва на Бзуре, эффективно оборонялся Львов. Польская армия сражалась на Любельщизне и в других районах нащей страны. И в этот момент на восточные земли Речи Посполитой вторглась советская армия, которая была армией еще одного европейского тоталитаризма – советского, большевистского.

В результате твких событий много польских офицеров и должностных лиц оказалось в плену. Через несколько месяцев было принято решение об их уничтожении, и их расстреляли. Сегодня мы знаем, что решение было принято 5 марта 1940 года.

Решение носило политический характер, тесно связанный с тоталитаризмом, ибо только при таком строе власть может одновременно устанавливать законы и их исполнять. А также выносить приговоры людям – справедливые или несправедливые. В данном случае это был приговор, не имевший никакой опоры ни на международное право, ни на то, что мы считаем европейской культурой.

Это было преступление, которое следует назвать геноцидом. Это был человеконенавистнический акт в отношении офицеров чужой армии, которые оказались в плену. Это были офицеры польской армии, в большинстве своем поляки, но стоит подчеркнуть, что не только. Было значительное число офицеров еврейского происхождения или национальности, были также офицеры украинской, белорусской и даже немецкой национальностей. Это были люди разных верований – тех, которые были только что представлены в экуменической молитве, - прежде всего католики, приверженцы еврейской религии, евангелической и православной веры, а также польские мусульмане. Иначе говоря, это были все те, кто жил на территории Второй Речи Посполитой. Сегодня мы чтим их память. Мы должны и будем их помнить, поскольку историческая память, как о хорошем, так и о плохом, является делом очень существенным.

Но это не означает, что мы намерены жить одной лишь памятью. С 17 сентября 1939 года прошло уже 68 лет, а от преступлений, связанных с Катынью, Харьковом, Медным и Старобельском – 67 с половиной лет. Почти все люди, совершившие это преступление, уже умерли. Людей, которые сегодня правят Россией, тогда еще не было на свете, а если были, были малыми детьми и не несут никакой ответственности за те события – это совершенно ясно. У нас теперь демократическая Польша, перед нами совершенно иная Россия, нет Советского Союза, нет коммунистического тоталитаризма.

Поэтому мы должны думать также и о будущем во имя лучшей судьбы наших детей и внуков – в этом мы согласны, согласны и в том, что на прошлое следует смотреть спокойно и благоразумно, но и с уважением к правде, даже если она трагична.

Наша страна хочет иметь хорошие отношения со всеми соседями, и я сознаю, какую роль в Европе и в глобальном масштабе играет Российская Федерация. Мы не намерены ставить это под сомнение, в нашем интересе – хорошие отношения, речь только о том, чтобы основой этих хороших отношений была правда – иногда прекрасная правда о совместной борьбе, как бывало в истории, но иногда и правда печальная, которая не отягощает живущих ныне, она отягощает только один из двух гигантских экспериментов ХХ века
, которые превратили в ад жизнь целых поколений поляков, русских и других народов, населяющих бывший Советский Союз или сегодняшнюю Россию. Первый из этих экспериментов – нацизм – не скрывал своих преступлений и планов, враждебности, шовинизма и расизма. Он существовал относительно коротко и был разгромлен, разгромлен при огромном вкладе России.

Другой эксперимент представлял себя как гуманистическая идеология, путь к освобождению человека, как нечто, могущее стать венцом истории, управляемой стабильными и неизменными законами. О том, во что это превратилось, мы знаем все, хотя были разные фазы. То, что происходило в 1940 году, связано с наиболее кровавой фазой, жестокой и бесчеловечной. Ее жертвами пали тысячи польских офицеров и служащих. Мы знаем, что жертвами пали и миллионы русских и представителей других национальностей. Мы только что были в той части некрополя, где покоятся граждане Советского Союза. Как сказал господин губернатор, русские, украинцы, евреи, белорусы, латыши. И таких некрополей на территории России много – мы об этом знаем и помним.

Повторю, мы прибыли сюда, чтобы отдать честь памяти тех, кто погиб, погиб мученической смертью. Будем помнить об их мученической смерти и страданиях их семей, но это не значит, что будем жить исключительно прошлым. Мы живем будущим и верим в него, также и в отношениях между Польской республикой и Российской Федерацией. Слава героям! Слава павшим!


****

P.S. А текст нового, несостоявшегося выступления Леха Качинcкого в Катыни 10 апреля нынешнего года, приведен во многих местах, в том числе и в русском переводе, вот, например (с оригиналом не сравнивал, но переведено корявато):
http://www.novayagazeta.ru/data/2010/039/18.html

Надо иметь в виду, что в реале Лех Качинский всегда отклонялся от бумажки, так что текст по данной ссылке мог бы оказаться не очень точным.

P.P.S. (Добавил 16.04.10). Еще небольшое дополнение про визит Качинского в 2007 году. На премьере фильма Вайды 17 сентября 2007 года в кулуарах прошел слух, что Качинского утром в этот день в Катыни принимал какой-то мелкий чиновник, но потом, к счастью, кто-то более осведомленный сказал, что это был представитель президента РФ в округе. Ваш покорный слуга тогда же объяснил кучке обсуждавших трудящихся, что федеральных округов в России лишь несколько, Смоленская область входит в Центральный вместе с Москвой, так что представитель президента в округе - очень значимая величина, и Качинского, получается, с его незапланированным неожиданным визитом принимали по максимуму (подозреваю, что для Полтавченко это была полная неожиданность, вызвали его откуда-нибудь срочно, и на коленке в самолете речь писали).
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 14 comments