Dassie2001 (dassie2001) wrote,
Dassie2001
dassie2001

Category:

206. Летчик-испытатель, космонавт-испытатель Магомед Толбоев о катастрофе.

Сначала, из польской "Газеты Выборчей" за 12 апреля и из ТВ - резюме на данный момент:

Самолет трижды окружил аэродром перед единственной попыткой посадки. За километр до взлетно-посадочной полосы он зацепил антенну радиостанции. Секундой позже зацепил левым крылом деревья на высоте 8 метров, хотя в этом месте он должен был находиться на высоте 60 метров. Диспетчер еще при кругах над аэродромом предупреждал о плохих условиях и рекомендовал уйти на другой аэродром. Есть предположения, что в общении пилотов с землей на русском языке и на ломаном английском имели место языковые трудности. Еще два года назад на правительственных польских самолетах при полетах в Россию находился российский штурман, затем такое правило ликвидировали. Вицепремьер Сергей Иванов сказал, что предупреждения диспетчера были приняты экипажем, но рекомендации не были исполнены.

Экипаж состоял из 4 человек, трое в возрасте 36 лет (командир экипажа, первый пилот и старший техник) и один - 31 года (штурман). Плюс три стюардессы - в возрасте 29, 25 и 23 лет.




Предлагаю перевод небольшого интервью летчика-испытателя и космонавта, Героя России Магомеда Толбоева в этом же номере газеты.

Вацлав Радзивинович: Вы много раз приземлялись и взлетали со смоленского аэродрома "Северный". Что скажете о нем?

Магомед Талбоев: Да, я был там много раз. Неплохая взлетная полоса длиной 2500 м. Это аэропорт второй категории по международной классификации. В плохих погодных условиях он годится скорее для истребителей, чем для тяжелых пассажирских машин.

Что это значит - аэропорт второй категории?

- На нем нет современной наводящей аппаратуры. Проще говоря, там можно приземляться, если уровень облачности не ниже, чем 100 метров от земли, а видимость составляет не менее 1000 м. В более плохих условиях диспетчеры не в состоянии навести приближающийся самолет на ось посадочной полосы, а у пилота, когда тот сам увидит полосу, уже нет времени на какую-либо коррекцию курса.

А как там было в субботу утром?

- Значительно хуже, и поэтому польский пилот кружил над аэропортом. Вероятно, потому, что не чувствовал себя уверенно. Диспетчеры советовали ему, чтобы отказался и летел до Москвы или Минска.

Пилот их не послушал.

- У нас и на Западе разные правила. В нашей авиации окончательное решение принимает земля. А на Западе – пилот. Это различие стало причиной катастрофы над Боденским озером восемь лет назад, когда наш Ту-154 столкнулся с американским почтовым самолетом. Тогда русский пилот подчинился командам диспетчера, а американец решал сам – и дошло до катастрофы.

А в субботу, когда самолет польского президента вышел из облаков, сколько времени было у пилота, чтобы сориентироваться, что земля уже слишком близко, а курс неверный?

- Столько же, как не было бы вообще – шесть секунд. На истребителе, у которого есть дополнительная форсажная камера [не знаю более простого русского термина для польского слова «dopalacz», словаря нет - Дасси], я бы, вероятно, еще успел уйти от земли. Но за штурвалом самолета весом около 100 тонн не справился бы никто. Этот самолет, когда заходит на посадку, беспомощно «висит» в воздухе и не в состоянии совершить никакого маневра.

Как по-вашему, почему в таких трудных условиях пилот все-таки решил садиться?

- Думаю, что он мог быть под давлением кого-то на борту. Это проблема всех пилотов, которые летают с высокопоставленными лицами. 14 лет назад в России был подобный случай, который едва не закончился трагедией. Тогда президент Борис Ельцин велел капитану самолета Ил-86 приземляться, несмотря на ужасную погоду. Потом этот пилот, мой хороший знакомый, все еще не пришедщий в себя, рассказывал, что чудом посадил 250-тонную машину.

Вы хорошо знаете Ту-154, испытывали его очередную модификацию. Не думаете ли, что он мог отказать, ведь с самолетами этого типа было много катастроф?

- Это старая конструкция, Ту-154 эксплуатируют уже 42 года. Но на этот самолет все еще можно рассчитывать. «Тушки» разбивались около 60 раз, но неисправность машины была причиной катастрофы только в шести-восьми случаях. Я верю в этот самолет.

Оригинал публикации в электронном виде:
http://wyborcza.pl/1,75248,7760736,W_tych_warunkach_pilot_nie_powinien_ladowac.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 28 comments