Dassie2001 (dassie2001) wrote,
Dassie2001
dassie2001

Category:

175. Катынь. Марчин Войчеховский: «Премьер Путин пригласил, но кому же ехать?»

Важная статья в пятничном номере польской «Газеты Выборчей».
Марчин Войчеховский – один из ведущих журналистов газеты
(заодно явный русофил и украинофил – это уже мое личное мнение, мы знакомы).

Оригинал публикации:

„Putin zaprosił, ale kto pojedzie.”

http://wyborcza.pl/1,75515,7554720,Putin_zaprosil__ale_kto_pojedzie.html

„Gazeta Wyborcza” (Польша), 12 февраля 2010, тираж номера 673 000 экз.

Предлагаю свой перевод.

«Премьер Путин пригласил, но кому же ехать?»

Перед торжественными траурными мероприятиями в Катыни польские политики должны ответить себе на вопрос: что является более важным - амбициозные мелочные споры между польскими президентом и премьером или же приезд в Катынь премьера Путина – формально второго, а фактически первого лица в России?

На моей фотографии более чем 20-летней давности -
Катынский лес еще с прежним памятником. Сейчас там все перестроено.



- По-моему, независимо от замыслов другой стороны, следует принять российское приглашение за чистую монету. Визит в Катынь действительно должен стоить Путину существенных усилий. Следует оценить этот жест и дать возможность Путину быть хозяином на этих мероприятиях, - говорит профессор Роман Кужняр (Roman Kużniar) из Института международных отношений Варшавского университета.

Сразу после телефонного звонка Владимира Путина Дональду Туску с приглашением польского премьера на апрельские траурные мероприятия в Катыни раздались голоса, что это хитроумная ловушка Москвы, чтобы играть польскими политиками. – Путин ведет игру с Туском и формирует состав польской делегации на мероприятия в Катыни. Именно так выглядит политика образованного «Гражданской платформой» правительства в отношении России, - говорит политик «Права и справедливости», связанный с Лехом Качинским.
[«Гражданская платформа» - основная партия правящей правительственной коалиции, «Право и справедливость» - основная оппозиционная партия, - Дасси.]

Даже пресс-секретарь правительства Павел Грась (Paweł Graś) усматривает подтекст в том, что российская сторона уже через пять минут после разговора Путина с Туском обнародовала его содержание. У польского премьера не было шансов связаться с президентом, чтобы самому изложить содержание разговора и в спокойной обстановке выработать позицию в отношении переданного Путиным приглашения. Обычно русские не очень словоохотливы перед СМИ, поэтому быстрое обнародование разговора Путина с Туском должно было преследовать какую-то свою цель. Может быть, расчет был на то, чтобы спровоцировать Леха Качинского импульсивно среагировать на факт, что о приглашении Туска в Катынь он узнал из сообщений СМИ. И президент попался на удочку, сразу сообщив, что он тоже хочеть быть в апреле в Катыни и надеется, что получит российскую визу.

Русским не на руку участие польского президента в катынских мероприятиях - по нескольким причинам. В последнее время премьер Путин явно взял на себя основное бремя отношений с Польшей. Это он присутствовал 1 сентября на Вестерплатте, это он написал статью, опубликованную накануне визита в «Газете Выборчей». В статье он осудил пакт Молотова-Риббентропа и выразил желание улучшить отношения с Польшей. В тексте были и фрагменты, сильно задевающие польскую чувствительность (относительность оценок поведения Сталина), но однако это был жест, который должен был стоить Путину заметных усилий и который нельзя недооценивать. Разумеется, в Польше сразу нашлись скептики – с упреками, что этого слишком мало. Но учитывая, что Путин редко протягивает руку для примирения и неохотно критикует советское прошлое, это был все-таки значимый жест. На этот жест президент Качинский ответил тем, что в своем выступлении назвал Катынь «геноцидом» и «местью за советское поражение в польско-большевистской войне 1920 года». Отвлекаясь от юридических споров – а вовсе не однозначно, что Катынь можно квалифицировать как геноцид, - для Путина это явилось в определенной мере пощечиной. Его жест, то есть приезд в Гданьск, встретил острую реакцию президента Польши. Коалиционное правительство «Гражданской платформы» и Польской народной партии с самого начала своего образования перестало настаивать на том, чтобы Россия признала Катынь геноцидом. Достаточно принять термины «военное преступление» или «преступление против человечества», также не имеющие срока давности. За «геноцид» выступают Институт национальной памяти, «Право и справедливость» и президент Качинский.

Поэтому трудно удивляться, что Россия не хочет, чтобы во время апрельских мероприятий в Катыни Лех Качинский повторил – «это был геноцид». Риск тут реален, ибо президент фактически проводит избирательную кампанию перед осенними выборами. И для его электората слова, что Катынь была геноцидом – это очевидность. – Для нас важно, чтобы катынские мероприятия не переродились в политическую демонстрацию, - заметил недавно шеф российского МИДа Сергей Лавров. Российские дипломаты уточняют, что речь идет о том, чтобы эти мероприятия не были использованы польскими политиками для внутренней борьбы. – Антироссийские настроения среди обычных поляков в действительности невелики, - говорит «Газете» российский дипломат. – Но ваши политики считают делом чести, чтобы сыграть на таких настроениях.

Отказ премьера Туска выставить свою кандидатуру на выборах президента приводит к тому, что теперь еще меньше поводов, чтобы поддаться искушению политически использовать катынские мероприятия. Россия впервые согласилась быть распорядителем траурных церемоний в Катыни, чтобы взять на себя больший контроль над ними. До сих пор организатором таких мероприятий были поляки, а Россия обеспечивала только протокольное обрамление. Никогда в Катыни не было российских политиков ранга президента или премьера. Программу мероприятий определяла польская сторона, а Россия обеспечивала почетный военный караул и присутствие чиновников на уровене замминистра МИДа, губернатора Смоленской области или представителя президента в Центральном федеральном округе.

Перед торжественными траурными мероприятиями в Катыни польские политики должны ответить себе на существенный вопрос: что является более важным - амбициозные мелочные споры между польскими президентом и премьером или же приезд в Катынь премьера Путина – формально второго, а фактически первого лица в российском государстве? Есть шанс, что присутствие Путина в Катыни приведет к тому, что вскоре исчезнут проблемы с рассекречиванием материалов российского расследования катынского преступления. А далее, возможно, произойдет и реабилитация жертв. После выступления Путина в Катыни, не оставляющего двусмысленностей, в российских СМИ наверняка с трудом будут проходить бредни, что это преступление могли совершить немцы – а пока такие сообщения время от времени появляются. Наконец, это будет первая польско-российская церемония на таком высоком уровне, служащая примирению обоих народов. Открывается действительно прекрасная возможность почтить память польских и российских жертв сталинских репрессий без разделения их на наших и ваших. И показать, что трагедия сталинизма можеть объединять, а не разделять.

Есть несколько вариантов, как выйти из сложившейся ситуации. Президент Качинский может отказаться от поездки вместе с премьерами Польши и России, но это представляется малоправдоподобным. Может поехать и держаться сдержанно, сознавая, что хозяином мероприятий является премьер Путин, а его протокольным партнером – премьер Туск, президент же является символическим руководителем польской делегации.

Маловероятно, что в Катыни вместе с польским президентом появится президент Медведев. Неиспользованное президентом Медведевым приглашение на январские мероприятия в связи с годовщиной освобождения лагеря Аушвиц показывает, что он не намерен быстро забыть антироссийские жесты и слова Леха Качинского. Так что с чисто протокольной точки зрения присутствие Качинского в Катыни – это как на корове седло. С другой стороны, президент может поехать на катынские мероприятия с так называемым частным визитом. Его будут принимать как главу государства, но он не будет играть политической роли.

Президент является первым лицом в государстве и главнокомандующим воруженными силами. А в Катыни покоятся убитые польские офицеры. Поэтому препятствовать выезду Леха Качинского в Катынь было бы бездушно. И прав министр иностранных дел Радослав Сикорский, гарантирующий, что если президент захочет, он поедет в Катынь. Но было бы лучше, если бы польские политики спокойно и своевременно согласовали формулу участия в катынских мероприятиях – с президентом или без него. Если такое решение будет выработано, России не будет с кем и во что политически играть.

Марчин Войчеховский.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 25 comments