Dassie2001 (dassie2001) wrote,
Dassie2001
dassie2001

Category:

164. Юстина Ковальчик и Александр Веретельный. Два интервью.

Политику - в сторону (даже с украинскими выборами), Ванкувер на носу, намного интереснее.



Подозреваю, что одной из героинь Олимпиады в Ванкувере, начинающейся через несколько дней, будет Юстина Ковальчик, феноменальная лыжница из Польши, в этом году она обыгрывает соперниц, как котят, вчера в Канаде на этапе Кубка мира опять выиграла, на этот раз спринт, а позавчера на не очень любимой дистанции - 10 км свободным стилем - была второй. У Юстины - русский (точнее, белорусский по происхождению) тренер Александр Веретельный, а в ее помощниках, в частности - два известных спеца из Эстонии по лыжным мазям.

Вот, чтоб не потерялись, два интервью. Одно - Юстины русскому журналисту в Демино, под Рыбинском в Ярославской области, где Юстина в январе в 20-градусный мороз тоже выиграла этап Кубка мира, сделав подарок тренеру, да еще в свой день рождения, 27 лет ей стукнуло. А второе - жены Александра Веретельного польской газете, в переводе - с сайта Переводика.ру. Сам Александр - на редкость скромный мужик, он просто делает свое дело и к микрофону-телекамере не рвется.

1) Юстина Ковальчик: "Хазова меня беспокоит"

http://winter.sport-express.ru/skiing/reviews/3554/



Интервью газете "Спорт-Экспресс" дала Юстина Ковальчик из Польши - самая яркая иностранная звезда этапа Кубка мира в Демине, двукратная чемпионка мира-2009 и одна из главных претенденток на олимпийское золото Ванкувера.

Сергей БУТОВ из Демина

Ковальчик загадочная. После ее блестящей победы в субботнем дуатлоне весь пресс-центр поздравлял полячку с 27-летием. Ковальчик благодарно приняла поздравления, после чего огорошила - на самом деле ее день рождения не 23 января, а 19-го. Ну и дела! "Юстина, а вы не пробовали отмечать день рождения два раза в году?", - спросил Ковальчик кто-то из репортеров. "Мы тут каждый день его отмечаем!", - широко улыбнувшись, ответила полячка.

А за день до этого, после индивидуальных спринтерских гонок, я зачем-то обратился в смешанной зоне к Юстине по-английски. Интервью? Она приподняла бровь, ответила почти обиженно: "Я говорить по-русски". И как "заговорить"!

- Только не надо меня утешать, - попросила Ковальчик после третьего места в спринте. - Я впервые в сезоне попала в призовую тройку в коньковом спринте. Это очень хорошо.

- Вы едва ли не единственная из всей мировой лыжной элиты прибыли в Демино. Зачем?

- Здесь такой же этап Кубка мира, как и везде. Кубковые очки на дороге не валяются. И потом, мне просто нравится выступать в Демине. В прошлом году я получила здесь большое удовольствие.

- Вероятно, не от погоды. В Польше тоже сейчас "минус 20"?

- (Улыбается.) Не знаю, я там два месяца не была. Да нет, конечно, у нас теплее. Но выступать здесь можно. Что по-настоящему сложно в Демине, так это длинная финишная прямая и подъем на спринтерском круге. Даже затрудняюсь сказать, где еще на этапах Кубка спринтерам приходилось забираться в такую гору. Может, разве что в эстонском Отепя было нечто подобное. Кстати, в Эстонии так же яростно болеют, как и в Демине. Приятно делать свою работу в такой обстановке, честное слово.

- Как будете готовиться к Ванкуверу?

- Все то же самое, что и у россиян. Поеду в Канаду, в Кэнмор, выступлю там на этапе Кубка мира, а оттуда - сразу в Ванкувер.

- Не можете позволить себе немного отдыха перед Играми?

- Да о чем вы говорите, у меня же русский тренер (Александр Веретельный, наш бывший соотечественник, уехавший в свое время в Польшу. - Прим. С.Б.)! Я вообще мало отдыхаю. Тренируюсь перед началом сезона в среднем по 6 часов в день. Много? Не знаю, привыкла. Говорят, я трудолюбивая. Я вообще думаю, что русский тренер и польская спортсменка - самая верная формула успеха (смеется).

- Как получилось, что вы стали заниматься под руководством Веретельного?

- Это было давно. Больше 10 лет назад. Он тогда работал с польскими биатлонистами. Знаете чемпиона мира Томаша Сикору? Александр его когда-то тренировал. А потом вышло так, что взял меня. Всем, чего добилась, я обязана ему.

- Вас не удивляет, что специалист такого уровня оказался невостребован на родине?

- Я не знаю, что надо говорить. Спросите лучше у него. Это сейчас я самая известная спортсменка в Польше. А 10 лет назад была просто начинающей лыжницей, не более того.

- Ваш прекрасный русский язык - из-за Веретельного?

- Спасибо! У меня вообще много друзей из России. Общаюсь вот потихоньку.

- Многим кажется, что чем меньше вы будете выступать в Ванкувере, тем лучше, в частности, для сборной России?

- Мне очень жаль, но я собираюсь бежать все четыре индивидуальные гонки. И еще эстафету. Это не так много, ведь Олимпиада длится три недели. Но особую ставку делаю на заключительную гонку - "тридцатку".

- Вас не удивляют "качели" российской сборной, когда она выступает то плохо, то хорошо?

- Я как-то не думала об этом. Вообще мне кажется, что это не тема для разговора. Олимпийский год, девчонки стараются - чему тут удивляться? Меня, признаться, беспокоит Ирина Хазова. Она на целый месяц выпала из поля моего зрения, и это мне не нравится. Очень опасная соперница. Кто еще из россиянок может вставить мне палки в колеса? К сожалению, многие. На "десятке" нужно особенно опасаться Коростелеву, на "тридцатке" - Рочеву.




2) Всё для Юстыси

http://perevodika.ru/articles/10407.html

"Для него работа – это хобби", - говорит Барбара Пионтковская, жена Александра Веретельного, проректор института в городе Валбжихе



Тренер Александр Веретельный и Юстина Ковальчик. Тренировки могут длиться и по восемь часов в день.
Фото East Ness (взято из той же газеты).

- Его трудолюбие иногда меня даже раздражает. Работать надо, но какие-то минуты отдыха человеку тоже нужны.

Когда-то я была с ним на сборах в Австрии. Муж дал задание биатлонистам: Сикора сюда, Земянин туда, Урбаняк туда. Парни побежали куда-то к едрене фене, далеко, ну я и говорю: «Может, мы пока кофе попьём?» А он на это: «Да ты что! Ведь я на работе!» Пяти минут у него для меня не было, всё время сидел в своих записях. С тех пор я с ним не езжу, ведь что это за отпуск? Для него работа – это хобби», - говорит Барбара Пионтковская, жена Александра Веретельного, проректор института в городе Валбжихе.

Этот 63-летний белорус с польским гражданством (чаще его называют русским тренером – прим. перев.) – тренер лучшей польской спортсменки прошлого года и наибольшей олимпийской надежды. Начальник коллектива, состоящего из одного кадра А, на который работает целая команда. Распорядитель миллионного бюджета, предназначенного на подготовку к Ванкуверу.

О его трудоголизме и посвящении ходят легенды. «Раньше он был и водителем, и сервисменом, и тренером в одном лице. Работал с 5 утра до 9 вечера. Когда-то заплатил за это здоровьем, у него был коллапс, он попал в больницу», - рассказывает президент Федерации лыжных видов спорта Польши Аполониуш Тайнер. Сейчас у Веретельного в помощниках несколько сервисменов, но по-прежнему всё, что только может, он делает сам. Несколько дней назад команда переезжала из итальянского Валь-де-Флемме в эстонский городок Отепя.

«Юстина полетела самолётом, а он поехал на машине, хоть дорога заняла у него дня два. Если бы он захотел, тоже мог бы лететь, денег достаточно. Однако он хотел сам присмотреть за снаряжением», - добавляет Тайнер, формально – начальник Веретельного.

Эугениуш Петрасик, бывший руководитель подготовки олимпийских кадров, который умер от инфаркта на открытии игр в Атланте, любил говорить, что результаты появляются, когда тренер передаёт спортсменам всю свою энергию. «Я верю в это», - говорит Александр Веретельный, и работает по этому принципу. Двадцать лет назад он почти с нуля поднял в Польше биатлон, приведя Томаша Сикору к званию чемпиона мира, потом то же самое сделал с лыжными гонками.

Упрямый трудоголик

Настолько же легендарно упрямство тренера. «Он бескомпромиссный в своих ожиданиях, и даже конфликтный. Должно быть или да, или нет. Если «нет», то он сразу поднимает крик», - жалуется Тайнер. – «Но это не головокружение от успехов, Нет, просто он отдаёт себе отчёт в том, что работает с лучшей на сегодняшний день спортсменкой мира. Впрочем, он уже раньше предчувствовал, что у Юстины есть такой потенциал».

Трудолюбие и упрямство – это две главных черты и у Юстины Ковальчик. «Они друг друга стоят, это прекрасная команда. Трудоголики. Обожают тяжёлую работу. Она любит то, что делает, а он, видя, что есть такая девушка и есть успехи, посвящает себя ещё больше», - говорит Пионтковская.

Тренер и спортсменка находятся вместе 300 дней в году. Тренировки продолжаются даже по восемь часов в день. Для своей подопечной он применил старый российский метод – спортсмен бежит на роликах, а для нагрузки тянет за собой большую тракторную шину. Притом, что в России таким методом тренируются мужчины... Он считается и мастером мотивации. «Они не просят психолога, а значит, тренер опекает спортсменку и с этой точки зрения», - говорит Тайнер.

Большие скитания

Его жизнь могла сложиться совершено иначе. Он родился в 1947 году в Порккала-Удд, финском городе, занятом тогда Советским Союзом. Его родители были по происхождению белорусами. Когда СССР должен был оставить Финляндию (так в статье – прим. ред.), вся семья была переселена в село Галкино в Казахстане. Он с детства катался на лыжах и охотился с двустволкой. Ничего удивительного, что со временем он полюбил биатлон. Хоть сначала он занимался лыжными гонками, но в республиканскую сборную попал, когда к лыжам добавил винтовку. В армии он был водителем танка. Потом учился в Алма-Ате. Ему так понравилось, что решил поехать на учёбу в аспирантуру. Именно благодаря этому он оказался в Польше.

В Москве тогда училась группа польских студентов, в том числе Марек Адам, сегодня - тренер сборной польских дзюдоистов. Веретельный жил с ним в одной комнате. «Мы дружили. Как товарищ это исключительно симпатичный человек, чего в деловых контактах можно и не заметить. Всегда ходил одетый нетипично – костюм, чистая рубашка, всё выглажено. Не подходил под стереотип русского – его не тянуло к рюмке. За девушками тоже не бегал. Очень спокойный, выдержанный», - вспоминает Адам. Польская колония держалась вместе, а Веретельный вместе с ней. «Баська ему понравилась, он начал за ней ухаживать. С хорошим результатом», - смеётся Адам. – «Это весёлая, симпатичная, задорная женщина, всё любит устроить по-своему. Но Александр, наверное, не позволяет себя пацифицировать», - добавляет он.

«Он для себя решил: будешь моей. Даже польский язык начал ради меня учить. Зашёл с левого фланга уже в первый день, когда я приехала в Москву. Началось с того, что он помог мне внести чемоданы на 9 этаж. В знак благодарности я дала ему каштаны, которые привезла из Польши», - рассказывает Барбара Пионтковская. – «В 1980 году он приехал в Польшу, когда в Москве шла Олимпиада. Мы были в Закопане, куда я пригласила его на свой день рождения, и там он сделал мне предложение. Свадьба состоялась через год, в Москве. Когда в 1983 году я закончила институт, я сказала, что здесь ни за что не останусь, и уехала».

С приездом мужа было много проблем. СССР неохотно выпускал своих граждан, особенно с хорошим образованием. «Нам говорили: оставайтесь здесь. Я им на то: если дадите жильё, то останемся. Но вы знаете, как тогда жили в коммунальных квартирах в Москве? Пять семей и одна кухня. Я увезла все вещи мужа, а он присоединился ко мне, как только получил разрешение», - вспоминает пани Барбара.

Новая родина

Начало в Польше не было лёгким. «Как человек, стремящийся к совершенству, он не мог реализовать себя в научной работе. Образованный, кандидат наук, но языковый калека. Он убедился в том, что в городе Гожуве он жить не может – ни лыж там нет, ни биатлона. Кроме того, нам обещали квартиру, а мы по-прежнему жили в общежитии. Это всё нам надоело. И я позвонила Мариану Турчину из польской федерации по биатлону, и таким образом муж получил работу в клубе «Гурник-Валбжих». Я знала, что только в этом он будет чувствовать себя хорошо. Мы получили квартиру, муж был зачислен в штат шахтёром. Ну и произошла волшебная перемена. Он сразу взялся за работу. Насыпал горку, чтобы было стрельбище, и вскоре возникла знаменитая команда биатлонистов «Гурник-Валбжих».

Благодаря достижениям его подопечных он в 1987 году был назначен тренером национальной сборной. Пятью годами позже польские биатлонисты впервые за много лет достигли олимпийских отборочных показателей. В 1995 году Томаш Сикора стал первым польским чемпионом мира в этой спортивной дисциплине, а в 1997 году в эстафете была завоёвана бронза.

Несмотря на это, в 1998 году, после Олимпиады в Нагано, он был уволен – он открыто покритиковал тогдашнего председателя Федерации Кшиштофа Левицкого за то, что вместо того, чтобы предназначить средства на нужды сборной, он тратит их на экскурсии для функционеров. Возражал и против запрета брать в сборную спотртсменов из клуба «Легия-Закопане». Он считал, что они ему необходимы. За него не заступились даже его воспитанники.

«Он сильно это переживал», - рассказывает Пионтковская. – «Больше года сидел без работы. Учил английский язык, говорил, что, может быть, найдёт работу за границей».
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments