Dassie2001 (dassie2001) wrote,
Dassie2001
dassie2001

134. Катынь. Давайте не обвинять нынешних русских. "Газета выборча".

На днях самая массовая польская "Газета выборча" опубликовала статью
одного из своих ведущих журналистов Марчина Войчеховского.
Прилагаю ее перевод.

Оригинал публикации:

Nie obwiniajmy współczesnych Rosjan

http://wyborcza.pl/1,75515,6289981,Nie_obwiniajmy_wspolczesnych_Rosjan.html

Давайте не обвинять нынешних русских.
Марчин Войчеховский, Gazeta Wyborcza (Польша), 19 февраля 2009 г.

Решение Верховного суда в Москве о том, чтобы не возобновлять следствия по катынскому делу, парадоксальным образом оживило российскую дискуссию о Катыни.

Катынское преступление влияет на польское мышление об истории XX века наравне с гитлеровским террором, концлагерями, Варшавским восстанием, уничтожением евреев, с одной стороны, и с обретением независимости в 1918 году, созданием «Солидарности» и наступившими после 1989 года переменами, с другой.

В России катынская проблема никогда не была предметом обыденной дискусии, если не считать узкого круга интеллигенции. С конца 80-х годов катынским вопросом занимались исключительно благородные, но немногочисленные российские историки, следователи, журналисты, защитники прав человека и другие люди доброй воли. Тема появлялась в газетах – особенно, тех, которые поддерживали перестройку и демократические перемены. Я слышал слово «Катынь» в нескольких российских документальных фильмах о сталинизме на главных телеканалах, но было бы преувеличением утверждать, что каждый русский знает, что такое Катынь. Для большинства русских это слово ассоциируется с белорусской деревней Хатынь под Минском, с жителями которой жестоко расправились гитлеровцы. В течение десятилетий советская пропаганда искусно использовала подобие этих названий, чтобы затемнить правду о Катыни. В Польше такая пропаганда звучит смешно и беспомощно, а в России она добилась заметного успеха.

О Катыни в официальной прессе – по-другому

Дело, рассмотренное недавно Военной коллегией Верховного суда в Москве, хотя и завершилось невыгодным для родственников расстрелянных в Катыни офицеров решением (суд не согласился на возобновление расследования и на рассекречивание части собранных следствием материалов), привлекло заметное внимание СМИ о общественного мнения. Издаваемый государственным агентством РИА «Новости» на английском языке журнал „Russia Profile” поместил в декабрьском номере большую статью о Катыни, исключительно содержательную и объективную. Может быть, потому, что это был последний номер бумажной версии данного стоящего журнала, с начала нынешнего года он выходит только в интернете.

В тексте, озаглавленном «Катынь: недосказанная правда» („Katyn: unresolved truth”), припоминается вся история катынского преступления, попытки ее фальсификации советской пропагандой, а также действия, предпринимавшиеся с начала 90-х годов для выяснения правды о Катыни. В статье нет ни малейшего сомнения, что за преступлением стоит НКВД, действовавший по приказу Политбюро. Верны и все данные, касающиеся дат, количества жертв и технологии преступления. Но интереснее всего выводы: «В современной России наблюдается опасная тенденция забвения или ложной интепретации прошлого, - пишет автор статьи Сергей Терещенков. – И это представляется главной причиной прекращения катынского расследования. Заглушение темы и, как следствие, отождествление возрождающегося [после коммунистического прошлого – М.В.] российского общества с советской системой дают повод для многих спекуляций на Западе. Часто это ведет к обвинениям [за сталинские преступления – М.В.] не тоталитарной сиcтемы, а самой России как законной наследницы СССР и даже русских как народа. Поэтому у России есть уникальный шанс освободиться от духа прошлой эпохи, но для этого требуется открыть правду и довести следствие по катынскому делу до логического конца».

Признаюсь, что в российской официальной прессе я не встречал столь сильного голоса на тему Катыни. Журнал „Russia Profile” никогда не был оппозиционным, напротив, он создавал позитивный портрет России Путина и Медведева. Подобный голос был привычным для антикремлевских газет, таких, как «Новая газета» или ликвидированные «Московские новости», или же на устах членов общества «Мемориал», изучающего сталинские преступления. Однако, статья, будучи опубликованной в издаваемом официальным информационным агентством журнале, дает пищу для размышлений. Конечно, это может быть и случайностью, поскольку Дмитрий Бабич, главный редактор „Russia Profile”, симпатизирует Польше и знает ее, но в последнее время подобных неочевидных голосов о Катыни стало в России больше.

Мнения поделены и в России

После последнего решения Верховного суда по катынскому делу московское бюро радио «Свобода» провело часовую дискуссию на эту тему. За одним столом расположились как деятели «Мемориала» и адвокаты, представляющие интересы семей расстрелянных офицеров, так и Виктор Илюхин, депутат Госдумы от коммунистов, возглавляющий общественный комитет, который пытается доказать, что катынское преступление совершили немцы, а также Александр Дугин, известный идеолог национализма. Члены «Мемориала» говорили примерно то же самое, что обычно говорят о Катыни поляки: нужно возобновить катынское расследование, обнародовать все его материалы, к преступление нельзя применять срок давности и рассматривать его как обычное уголовное преступление. В отличие от польских следователей из Института национальной памяти деятели «Мемориала» лишь утверждают, что катынское преступление не было актом геноцида, они предлагают трактовать его как военное преступление, которое также не имеет срока давности, хотя и не несет той обвинительной нагрузки, что геноцид. Летом 2004 года Москва была готова согласиться признать Катынь военным преступлением, но польская сторона тогда упрямо настаивала на необходимости признания его геноцидом. В качестве корреспондента «Газеты выборчей» я присутствовал тогда при беседах между Главной военной прокуратурой России и Институтом национальной памяти. Но после оранжевой революции на Украине в конце 2004 года польско-российские отношения настолько ухудшились, что стало уже не о чем разговаривать.

Значимость последней дискуссии на радио «Свобода» состоит в том, что сами русские, с разными, часто противоположными взглядами, спорят о том, что надо сделать по теме Катыни. – Я знаю, что это сталинское преступление, - говорил Дугин. – Но нельзя его приравнивать к геноциду конкретного народа [польского – М.В.]. Это был геноцид идеологический, классовый. Делать из него этнический геноцид – это оскорблять память жертв. Я против трактовки катынского дела как дела политического, это попытка очернить нашу историю, свалить вину на русский народ. Поэтому дело следует закрыть.

Слова Дугина болезненны, но, если отбросить его полемический задор, он ведь не оспаривает сути катынского преступления, того, кто его совершил и когда, сколько было жертв и т.д. Больше всего его огорчает то, что Польша хотела признать катынское преступление актом геноцида. Хуже с Илюхиным, ставящим под сомнение количество расстрелянных в Катыни офицеров, пытающимся свалить часть вины на немцев и утверждающим, что находящиеся в российских архивах документы о катынском преступлении – это фальшивки, подброшенные в период перестройки, чтобы скомпрометировать советскую власть. Аргументы Илюхина были много раз опровергнуты, так что нет смысла в очередной раз с ним полемизировать. Важно то, что Илюхин – юрист по образованию – тоже хочет возобновления расследования катынского дела российской прокуратурой и полного его выяснения, надеясь, конечно, что победит его версия.

Есть место для компромисса

С такими людьми, как Илюхин или Дугин, тяжело говорить о Катыни, но даже они считают эту тему менее запретной, чем несколько лет назад. Хотя они с нами и не соглашаются, но готовы об этом говорить, приводить аргументы. Наверняка в этом заслуга фильма Анджея Вайды. В России его демонстрировали лишь на нескольких показах. При входе каждый зритель получил подготовленную Институтом национальной памяти листовку на русском языке о катынском преступлении [в действительности это была подробная историческая справка, подготовленная в форме иллюстрированной брошюры московским «Мемориалом» - прим. перев.]. Фильм Вайды посмотрели максимум несколько тысяч русских, но, несмотря на столь малое число зрителей, катынское преступление было ими каким-то образом осознано. Наверное, помог в этом и факт, что никто не считает фильм Вайды антироссийским, призывающим к ненависти или взаимным расчетам.

Безразличие русских в отношении катынского преступления обусловлено в первую очередь вовсе не какой-то неприязнью к полякам, а тем, что их государство само не преодолело в полной мере наследия сталинизма. Вроде сталинизм и не отрицается, но вместе с тем в учебниках Сталина представляют как «успешного менеджера». По опросу, проведенному в 2006 году московским Фондом общественного мнения, 64 процента русских считали, что «средства массовой информации слишком много внимания уделяют сталинским преступлениям». В этом состоит огромное отличие российского общества от польского, ибо мы наверняка посчитали бы, что по этому вопросу Россия делает катастрофически мало.

В российской официальной элите есть группа так называемых прагматиков, позитивно настроенных на урегулирование исторических проблем с соседями. Они подвергаются давлению со стороны националистических кругов и выходцев из спецслужб, для которых какждая уступка или пятно на истории СССР просто немыслимы. Поэтому важно, чтобы Польша во второй раз не совершила ошибки, любой ценой добиваясь признания Москвой катынского преступления актом геноцида. Быть может, квалификация Катыни как военного преступления могла бы быть компромиссом для обеих сторон. Выработкой компромисса занимается польско-российская группа по сложным вопросам. Но я, однако, опасаюсь, что радикалы по обеим сторонам границы сделают все, чтобы не допустить такого компромисса.

В последнее время в Польше катынской темой занялся в своей телевизионной программе Бронислав Вильдштейн. Он цитировал, в частности, фрагменты моей статьи, в которой я якобы призываю, чтобы Польша не поднимала темы Катыни. А у меня речь идет исключительно о способе обсуждения этого вопроса, а не о самом факте. Принуждение другой стороны к признанию катынского преступления геноцидом ни к чему не приведет. Решением этой проблемы по существу может быть только компромисс, который, с одной стороны, ни в коей мере не исказит нашей правды о Катыни, а с другой – не будет трактовать нынешних русских и России как виновных. Вероятно, катынским делом займется Трибунал в Страсбурге. Но прежде чем будет вынесен вердикт, пройдет много времени – быть может, несколько лет. Подходящий момент, чтобы за это время решиться на жесты, которые приведут к тому, что судебный вердикт вообще не потребуется. Достаточно немного помочь тем людям в России, которые считают важным урегулировать катынскую проблему с учетом польской чувствительности в этом вопросе.

Марчин Войчеховский
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments