Dassie2001 (dassie2001) wrote,
Dassie2001
dassie2001

Categories:

1255. Насчет беженцев и мигрантов на польско-беларуской границе. Из ЖЖ Андрея Мальгина.

Не получилось автоматом перенести сообщение, копирую явно - с двумя разъясняющими комментами участника djatlov_y. Андрею Мальгину и этому участнику обсуждения - спасибо.

Оригинал:
Андрей Мальгин (avmalgin) wrote, 2021-11-15 22:51:00
https://avmalgin.livejournal.com/8559732.html

Подумалось

Вообще надо договориться как-то о словах.
Ну вот зачем вслед за путинской пропагандой повторять, например, "ополченцы", если это натуральные террористы, захватившие Донбасс? Зачем говорить: "беженцы", если это просто обманутые люди, поверившие в легкий путь к сытной жизни на Западе. Там, откуда они "бегут", нет военных действий.
"Польские пограничники «крайне жестко» обращаются с беженцами, которые пытаются попасть в ЕС с территории Белоруссии, сказал Путин".
Это не беженцы! Беженцы - это белорусы, бегущие от режима Лукашенко. Польша приютила у себя настоящих беженцев - белорусов. Те, кого завёз Лука с Ближнего Востока, - обычные нелегальные иммигранты. Их, конечно, жаль, особенно детей, им надо помочь, бесплатно вернуть домой, но на провокацию поддаваться нельзя.
Для любого имитационного режима (а путинский режим именно такой: вместо правосудия - имитация правосудия, вместо политической системы - ее имитация и т.д.) слова имеют огромное значение. Надо это понимать и не поддаваться. И описывать ситуацию правильными словами.

Из комментов (их несколько десятков):

djatlov_y November 16 2021, 09:24:00

Всячески согласен. Но путаницу начал не Лукашенко и не Путин. Путаницу устроили власти ЕС, причём давно. И теперь огребают последствия.

Есть понятие "иммигрант". Житель Ирака, Сирии или России присылает прошение, ему дают визу, он приезжает, осматривается, ему понравилось, он согласен жить по здешним правилам, учить здешний язык и быть полезным членом общества, он подал заявление, ему дали вид на жительство...

Есть совершенно другое понятие: беженец. У человека дома случилось нечто страшное и опасное для жизни: война, извержение, переворот, жить там нельзя, с детьми и подавно, он собрал детей в охапку и любыми путями, потеряв в пути документы, бежит в безопасное место. Он не подаёт никаких заявлений. У него нет документов. Ему даже нечем подтвердить, что он реально оттуда и что он не боевик-террорист.

Беженцев надо принять. Но совершенно иначе, чем иммигрантов. Им надо предоставить тёплое место для сна, гуманитарную похлёбку и медобслуживание. Правила для беженцев просты: они не имеют никаких местных прав. Они не имеют даже права выбирать — в какой лагерь их поселить. Они могут вежливо просить. Любое нарушение распорядка — самовольный выход из лагеря, попытка грубого обращения с другим беженцем, неповиновение руководству лагеря, отказ от осмотра и прививок, враньё на тему "кто такой, откуда приехал" карается одним наказанием: пошёл вон без права повторного приёма. С внесением в базу отпечатков и ДНК соответствующей записи.
В лагере можно организовывать просветительские курсы силами волонтёров: с обучением языку, с рассказом о местной культуре и истории. В качестве наивысшего доверия — самые проверенные и положительные беженцы награждаются экскурсией в соседний город. Парами, под руководством волонтёра.

В лагере беженцы живут до тех пор, пока у них дома не кончится извержение, война или что там у них. Или пока какая-то страна не согласится принять их к себе, а они не захотят в эту страну переехать. Если некоторые беженцы решили собраться в отряд и ехать домой наводить порядок, оставив здесь детей — руководство лагеря им помогает и не препятствует. Если беженец проникся местной культурой и хочет остаться жить в стране, где находится — он подаёт заявление. И его рассматривают на тех же основаниях, как заявление, пришедшее из Ирака по почте.

Если вместо этого беженцев считать этакими упрощёнными иммигрантами — будет плохо. Собственно, уже плохо.

Проблемы беженцев нет. Несколько тысяч человек ЕС вполне может принять (даже через белорусскую границу) и разместить в лагере. Но они ж не в лагерь приехали. Они, как и их предшественники, приехавшие другими маршрутами, хотят жить в Германии, пользоваться всеми правами местных жителей и получать пособие за своё беженство. Если им, вместо этого, предоставить нары и баланду — они возмутятся несправедливостью: почему те, кто приехал месяц назад другим маршрутом, живут в предоставленной на халяву квартире и гуляют по Мюнхену, а они сидят в какой-то зоне за колючкой?

Между иммигрантами из нищей и голодной страны и беженцами иногда сложно провести границу. С точки зрения нормального европейца, в мире много стран, где гуманитарная катастрофа и голод — постоянное явление. Ну так тем более. Проводите границу силами самих приехавших: тот, кто подаёт прошение и хочет вид на жительство — потенциальный иммигрант. Тот, кто согласен на нары и баланду в лагере, лишь бы не сдохнуть с голоду на родине — беженец.

djatlov_y November 16 2021, 17:06:49

UPD: Вот в журнале Бигдана попалось: На прошлой неделе газета The New York Times рассказала истории нескольких иракских курдов, которые пытались попасть в Евросоюз через Беларусь. Одним из людей, с которыми поговорило издание, стал Ребин Сирван Маджид — журналист, который направился в Минск, чтобы затем попасть в ЕС.

И далее интервью с этим пострадантом. Он таки попал в Беларусь, добрался до польской границы. Понял, что в ЕС облом и попытался попросить убежища прямо в Беларуси. Был бит по морде, был оприходован электрошокером и в сжатые сроки отправлен домой. Нахрен он Лукашенке не сдался. Демократический журналист из Курдистана, вот ещё.

«Мое путешествие было реализовано через „туристическую“ схему, я обратился за белорусской визой, заплатив им 4 тысячи долларов. Насколько мне известно, фирма, о которой идет речь, принадлежит семье Башара Асада — сейчас они зарабатывают на этом. Я поехал в Багдад, откуда вылетел в Сирию, а из Сирии — в Беларусь. Все путешествие заняло шесть дней: один из них я провел в Багдаде, пять — в Сирии. 18 октября оказался в Минске. Почему не выбрал легальный путь? Для гражданина Ирака это практически невозможно — нам очень трудно получить визу одной из европейских стран. Поэтому мы просто вынуждены выбирать нелегальные пути».

Из Сулеймании, где живёт этот беженец, ежедневно летают самолёты в Германию. Билет стоит долларов 250-300. Но визу ему не дают, и он за 4000 долларов покупает тур в Беларусь. Судя по массовости — пока их не стало много, оно прокатывало. Доход сирийской "турфирме", доход белорусским коллегам, и ручеёк беженцев через слабенькую границу в Польшу и Литву, а там и в Германию. Когда ломанулась толпа — дыру заткнули.

по его данным около 15 тысяч человек получили такие же визы, как он.
«Некоторым удалось попасть в Германию через Польшу, другие же решили идти через Литву — и сейчас находятся в лагерях для мигрантов, их ситуация очень плохая. Есть и те, кто вернулся в Ирак, поняв, что границу не перейдут. Большинство из тех, кто остался, сейчас находятся на границе. Думаю, сейчас в Беларуси от пяти до десяти тысяч таких людей», — считает он.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments