Dassie2001 (dassie2001) wrote,
Dassie2001
dassie2001

1028. Полемика Рено Жерара и Адама Михника о сегодняшней России.

В свежем номере русскоязычного ежемесячника "Новая Польша" - призыв французского политолога и публициста Рено Жерара к полякам и ответ главного редактора самой массовой польской "Газеты выборчей" Адама Михника:
http://novpol.ru/index.php?id=2249
http://novpol.ru/index.php?id=2250
(Тексты на польском языке были опубликованы в "Газете выборчей".)

1) Рено Жирар
ПОЛЯКИ, ОТВАЖЬТЕСЬ ПОМОЧЬ РОССИИ!
[призыв французского публициста]


В Восточной Европе с момента падения коммунизма 25 лет назад динамичнее всех развивалась Польша. Среди ее успехов — национальное примирение, демократизация страны, экономическое развитие, а также позиция на международной арене.

В Польше не было охоты на ведьм, а политические изменения, наступающие в результате выборов, происходят без всяких помех и перебоев. Благодаря смелой «шоковой терапии», которую в 1989–1991 гг. провел тогдашний министр финансов Лешек Бальцерович, страна полностью приспособилась к правилам свободного рынка. Да и вхождение Польши в Европейский союз тоже оказалось успехом: польские аграрии в полной мере воспользовались доплатами в рамках единой аграрной политики Евросоюза, а промышленность стала главным субподрядчиком для германских предприятий. На политическом и торговом полях существует отчетливо выраженная польско-германская ось, которая ни в чем не уступает другой оси, франко-германской.

Германия попросила прощения за свои зверства в Польше во время Второй мировой войны. Началось это со знаменитого жеста канцлера Вилли Брандта, который опустился на колени у памятника жертвам варшавского гетто. Потом канцлер Коль признал польско-германскую границу на Одере и Нейсе и окончательно смирился с потерей Силезии. Поляки, в свою очередь, продемонстрировали мудрость, установив сотрудничество с Германией. В конечном итоге — с большой взаимной пользой для каждого — оба эти народа стали дружественными.

Польша прекрасно интегрировалась с Европейским союзом, доказательством чего служит тот факт, что именно поляк, бывший польский премьер-министр Дональд Туск, председательствует теперь в Европейском совете.

Россия представляет собой страну, которая достигла наименьшего прогресса в Европе: там отсутствует политическая демократизация; в экономическом смысле Россия не развила свою промышленность, став лишь экспортером сырья; на международной арене она рассорилась со всеми своими партнерами и соседями, кроме Ирана и Китая. Но есть ли тут чему радоваться? Нет.

Мы, европейцы, заинтересованы в интеграции России с европейским домом. Перед лицом растущего могущества Китая и дестабилизации арабско-мусульманского мира Россия остается нашим естественным партнером. За последние 15 лет Европейская комиссия не предприняла никаких сколько-нибудь серьезных действий, чтобы сблизить Россию с Евросоюзом. Торговый договор, являющийся частью договора об ассоциации с Украиной, Европейский союз должен был предложить также и России. Его отсутствие — серьезная стратегическая ошибка, за которую Европе еще долго предстоит расплачиваться.

Поляки озлобились на Россию. А это не лежит ни в их, ни в наших интересах. Удивляет их упрямство в неприязни к русским. Большинство поляков отвергает жителей России, воспринимая их как варварских «азиатов». Страх разделить судьбу Украины ослепляет поляков. Их не успокаивает членство в НАТО, — в памяти у граждан Польши живы события сентября 1939 г., когда германские танки громили оставшиеся в одиночестве польские кавалерийские подразделения, в то время как армии Франции и Англии не решились на открытие западного фронта. Но страх — плохой советчик. Сегодня ни у кого в Кремле нет намерения браться за Польшу.

Поддерживая напряженность в трех бывших советских республиках (Молдавии, Грузии и Украине), Путин совершает ошибку. То обстоятельство, что Запад нарушил основные принципы международного права в Ираке, Косово и Ливии, не делает нынешнюю политику Кремля более обоснованной. Ведь месть — столь же плохой советчик, как и страх.

Я вижу три приоритета для Путина:

1) восстановление российского демографического потенциала,

2) установление правового государства,

3) хозяйственно-экономическое развитие Сибири и ее защита от китайских аппетитов.

Поляки создали в своей стране правовое государство и привлекли зарубежные инвестиции. Славянские и латинские корни Польши могут позволить сыграть ей великую роль — роль посредника между Западом и русским миром, помогая тем самым привести Россию в европейский дом.

И точно так же, как поляки простили Германии, сегодня они должны простить россиянам и вторжение 17 сентября 1939 г., и катынские убийства в 1940 г., и оставленную без помощи, на растерзание нацистам, Варшаву в 1944 г., и навязанный в 1945 г. социалистический строй. Но ведь россияне тоже пострадали во времена сталинизма?!

Путин — это не Сталин. Он разрешил российскому телевидению показать фильм Анджея Вайды «Катынь». Унижение Путина в таком стиле, как это проделали англосаксы в ходе совещания на высшем уровне в австралийском Брисбене, ничему не служит. Кроме Путина, который когда-нибудь уйдет, есть еще вся Россия, ее великая культура, великая история и великий народ. Надо уметь с ним разговаривать. Без гонора и презрения. И поляки могут сделать это лучше всех.

Текст опубликован в газете «Фигаро» 25 ноября 2014 г.


2) Адам Михник
ФРАНЦУЗЫ, ЕЩЕ ОДНО УСИЛИЕ
Адам Михник отвечает на призыв к польско-российскому примирению


Попробуйте, французские друзья, понять, что происходит сегодня на территории Украины. И вспомните дух призыва генерала де Голля, датируемого июнем 1940 г. [1}

Уважаемый господин Рено Жирар, суверенное государство Украина является жертвой перманентной агрессии со стороны государства, которым правит Владимир Путин и его сотрудники, ментально сформировавшиеся за годы работы в КГБ.

Рено Жирар — выдающийся политический теоретик, аналитик и публицист; полякам надлежит прислушаться к его голосу со всем вниманием. Я благодарен ему за слова признания в адрес польской трансформации, в адрес политики очередных польских правительств и президентов, венцом которой стало историческое назначение Дональда Туска.

Польско-германское примирение, представляющее собой общую заслугу немецких и польских элит, я считаю важным событием в новейшей истории Европы. Поляки оценили также — о чем стоит помнить — жест президента Бориса Ельцина, который первым разоблачил лживые утверждения советской пропаганды на тему убийства польских офицеров в Катыни, приписывавшегося гитлеровцам, но в котором на самом деле были повинны люди Сталина. Поляки оценили также, что в 2009 г., в годовщину Второй мировой войны, Путин прибыл в Польшу и сказал правду о пакте Риббентропа-Молотова, а в 2010 г. стал первым руководителем России, который на катынском кладбище воздал должное расстрелянным офицерам и почтил их память.

Поляки помнят также «Совместное послание» православной Церкви России и католической Церкви Польши о необходимости взаимного прощения и примирения.

Польская политика последних 25 лет была последовательно направлена на строительство хороших отношений с соседями и национальными меньшинствами. Польша никогда не угрожала территориальной целостности России, равно как и любого из своих соседей. Это Россия Путина — где правит кагэбистско-имперская номенклатура — упрямо дестабилизирует соседствующие страны. Тем не менее, Польша, глядя в будущее, хочет видеть российское государство среди суверенных, демократических и зажиточных стран. Однако Путин и его команда ведут Россию совсем в другую сторону — в сторону авторитарного, имперского, агрессивного государства. Порой я думаю, что Путин, действительно, не Сталин и не Гитлер, однако несколько напоминает Бенито Муссолини нашего времени. Так же, как Муссолини, Путин с презрением отбрасывает законы и правила демократического правового государства, выбирая так называемую суверенную демократию. Что это означает? Это значит, что я, Путин, могу суверенно засадить в лагерь любого критика или противника (например, М. Ходорковского), причем никакой Брюссель или Страсбург не будет мне в этом препятствовать; я могу аннексировать Абхазию, Осетию, Приднестровье или Крым, а весь мир обязан молча принять это как должное.

Такая политика абсурдна и самоубийственна для России, особенно — как справедливо пишет Рено Жирар — перед лицом растущего могущества Китая и дестабилизации арабско-мусульманского мира.

Уверяю, это не поляки озлобились на россиян — достаточно взглянуть, как превосходно функционирует приграничное движение с Калининградской областью. Поляки помнят собственную историю, но польскую политику определяют вовсе не исторические комплексы, а аннексия Крыма и нападение на Луганск и Донецк. Такую политику Кремля мы критикуем и клеймим, но это пропаганда Путина оплевывает Украину, когда пишет о находящихся у власти в Киеве фашистах, и оспаривает сам факт существования украинского народа. Путин разбудил в российском обществе дух шовинизма и агрессии. Поэтому имперскую агрессию Путина необходимо остановить. Это требует мужества, воображения и последовательности от всех нас — в том числе и от Франции, родины «Декларации прав человека и гражданина».

Мы переживаем сейчас время большого испытания для сообщества демократических народов. И сегодня мы должны доказать, что наш мир свободы стоит того, чтобы защищать его.

Поляки как народ, который войны и диктатуры подвергли столь горьким испытаниям, знают ценность свободы и мира. Поэтому мы повторяем: путинскому насилию нельзя уступать. Насилие представляет собой последнее оружие тиранов и глупцов, но необходимо помнить, что ведь Путин — это не Россия. Помимо Путина, существует русский народ, его великая культура и великая история. Сегодня мы слышим голос этой другой России во время антивоенных демонстраций, в заявлениях «Мемориала», в передачах «Эха Москвы», в публицистике «Новой газеты». Это голос независимых и мужественных граждан, писателей и историков, философов и публицистов. Такую Россию мы уважаем и восхищаемся ею, с такой Россией разговариваем, как с другом, без наглости и комплексов. К разговору с такой Россией мы призываем также и наших французских друзей. Ведь свободная Франция — это не режим Виши, не Франция капитуляции и коллаборационизма.

Я принадлежу к тем полякам, которые навсегда запомнили слова генерала де Голля из его обращения к французам (июнь 1940 г.):

«Но разве последнее слово уже сказано? Разве надежда должна исчезнуть? Разве это поражение окончательно?

Нет! (...)

Что бы ни случилось, пламя французского сопротивления не должно потухнуть и не потухнет».

Аналогично, Россия Путина — это не то же самое, что Россия Пушкина или Андрея Сахарова.

Эта Россия свободных, мужественных и честных людей понимает, что политика Путина, политика агрессии и аннексии — это дорога в никуда. Эта Россия провозглашает сегодня на своих транспарантах лозунг «Россия без Путина».

И — раньше или позже — мы увидим такую Россию. Полагаю, произойдет это скорее раньше, чем позже.
____________________

[1] 18 июня 1940 г., сразу после фактической капитуляции Франции, де Голль выступил из Лондона на волнах Би-би-си со знаменитой речью, где призывал французский народ продолжить борьбу. В 2005 г. ЮНЕСКО включила эту речь в реестр «Память мира». Прим. пер.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments