Dassie2001 (dassie2001) wrote,
Dassie2001
dassie2001

Categories:

085. Катынь. О Мухине, о Стрыгине, о Шведе.

Полтора месяца назад в Польше была опубликована книжка «Катынское преступление – между правдой и ложью» («Зешиты Катыньске» номер 23, Варшава, 2008, 426 стр.). Книжка представляет собой материалы к катынской сессии в Королевском замке в Варшаве, прошедшей под одноименным названием 8 апреля 2008 г.

На сессии у меня был приглашенный доклад, выступить там не удалось (отсутствовал), но его включили в книжку в полном объеме. Статья называется «Российские публикации последних месяцев на тему Катыни. Фильм Анджея Вайды и его роль в катынской проблематике в России». Этот польский текст (без редакторской правки, которая, впрочем, совершенно не коснулась содержания) тогда же был размещен на нашем катынском сайте:

http://ru_katyn.livejournal.com/tag/link-ap-russia-katyn

Русского текста у меня нет, но вот предлагаю перевод двустраничного фрагмента, касающегося публикаций поборников сталинской версии Катыни - Юрия Мухина, Сергея Стрыгина и Владислава Шведа (небольшие пояснения – курсивом в квадратных скобках):



Еще до недавнего времени фактически единственными публикациями такого рода
[речь о российских публикациях, оспаривающих результаты советско-российского следствия об ответственности Сталина и НКВД за катынский расстрел в 1940 году и поддерживающих сталинскую версию о расстреле поляков немцами в 1941 году]
были две книжки Юрия Мухина – «Катынский детектив» и «Антироссийская подлость», - которые не заслуживают обсуждения, это просто вымыслы и ложь истеричного публициста, известного также по другим абсурдным гипотезам – например, о том, что американцы не высаживались на Луне и что Борис Ельцин, дескать, умер задолго до его реальной смерти, а вместо него в течение нескольких лет Россией правил двойник.

Большего внимания заслуживает опубликованная в конце 2007 года книга Владислава Шведа «Тайна Катыни», главную часть которой составляет 223-страничный раздел «Тайны Катыни», написанный совместно с Сергеем Стрыгиным.

(Сноска-примечание: Считаю Сергея Стрыгина единственным человеком из поборников сталинской версии, который хорошо ориентируется в катынской тематике. А Владислав Швед, бывший второй секретарь ЦК компартии Литвы – это, по моему мнению, своего рода «свадебный генерал», сам себя дописывающий до темы. Без Стрыгина ему практически нечего сказать, несмотря на то, что в нескольких других публикациях он пытается привести собственные аргументы в поддержку сталинской версии (подчеркну, что это мое личное мнение об уровне знаний и стиле «исследований» Шведа). К сожалению, как и все другие сторонники сталинской версии, Стрыгин не знает польского языка, а поэтому практически не знаком с польскими публикациями о Катыни – за исключением немногочисленных переводов. Повод, подвигнувший Стрыгина заняться катынской тематикой, очень простой – обелить Сталина. Катынь ему в этом мешает больше всего, именно так Стрыгин написал несколько лет назад на известном военно-историческом форуме в русском интернете. Я вел и веду разные дискуссии со Стрыгиным в интернете, много раз указывал ему на его передергивания и ошибки (например, на тему так называемых «неустановленных катынцев» или в связи с его манипуляцией в отношении мифических лагерей «ОН» из Сообщения комиссии Бурденко – абсолютно ничем не обснованным отождествлением этих лагерей с реально существовавшими в то время отделениями Вяземлага), но результаты таких дискуссий весьма слабые, поскольку Стрыгин действует строго в рамках своей идеи-фикс, а вовсе не стремится к выяснению деталей реальных событий. Тем не менее, считаю дискуссии со Стрыгиным полезными для лучшего понимания того, что еще нужно выяснить историкам о катынском преступлении.)

Упомянутый раздел книги Шведа - это расширенная и несколько исправленная версия одноименной статьи, опубликованной в прошлом году в журнале «Наш современник». В рамках данной статьи у меня нет возможности детально изложить публикацию Шведа и Стрыгина – насколько мне известно, профессиональные русские историки намерены вскоре критически проанализировать эту работу.

Однако, чтобы продемонстрировать стиль исследований Шведа и Стрыгина, приведу один пример, касающийся «неустановленных катынцев», то есть идентифицированных в 1943 году в Катыни останков польских офицеров, фамилий которых нет в этапных списках НКВД из Козельского лагеря. Обнаружение «неустановленных» поляков в Катыни – особенно, если их фамилии совпадают с фамилиями узников Старобельска и Осташкова, - подрывает результаты эксгумации в Харькове и Медном в 90-х годах, вообще подрывает достоверность этапных списков НКВД и обнародованных в 1992 году и переданных Польше документов Особой папки.

Три года назад я проанализировал этот вопрос и установил, что почти все фамилии «неустановленных катынцев» из немецкого эксгумационного списка 1943 года удается-таки отождествить с этапными списками НКВД из Козельска 1940 года, если принять во внимание искажение польских фамилий в их переводе на русский и немецкий языки.

В своей статье на эту тему [статья - на польском языке, она есть на стрыгинском сайте] я привел пример ста таких искаженных фамилий. Одна из них – Станислав ШКУТА (SZKUTA, номер 2398 в немецком эксгумационном списке), я отождествил ее с фамилией СЕКУЛА (SEKULA), фигурирующей в этапном списке НКВД из Козельска (номер 040/3 от 20 апреля 1940 года). Без подобного сопоставления возникает проблема, поскольку Станислава Шкуты нет в этапных списках из Козельска, зато он есть в Старобельском списке! Швед и Стрыгин обращают на это внимание, добавляя, что Шкута был идентифицирован в Катыни на основе удостоверения офицера запаса и на основе лагерной справки о прививке. Последняя, как предполагается, была написана по-русски, а в русском языке спутать фамилии Шкуты и Секулы нельзя, даже при нечетком написании [в польском – можно].

Этот случай полгода назад я проанализировал отдельно на нашем катынском сайте:

http://ru_katyn.livejournal.com/tag/link-szkuta-sekula

Дело в том, что кроме опубликованного немецкого эксгумационного списка существуют и другие списки, также составленные в 1943 году во время эксгумации. Это список Технической комисии Польского Красного Креста и первоначальный немецкий список – ежедневные сводки о ходе эксгумации.
В списке ПКК отмечено, что справка о прививке выписана в Козельске, то есть «Шкута» был в Козельске, а вовсе не в Старобельске. Однако, никакого Шкуты нет в этапных списках из Козельска. Вопрос разъяснился с помощью немецких дневных сводок, где под тем же номером 2398, что и в последующем эксгумационном списке, указана фамилия «Секула». Факсимиле этой страницы первоначальной немецкой сводки размещено в упомянутой заметке на нашем катынском сайте. Эта информация была известна Шведу и Стрыгину уже полгода назад, еще до издания книги (а о прививке в Козельске вместо Старобельска – еще значительно раньше), но авторы упорно повторяют свой аргумент о «чужом» (поскольку старобельском!) Шкуте в Катыни, этот аргумент для них очень важен, поскольку оспаривает известные документы, доказывающие вину НКВД.

[А никакого Шкуты ни в Катыни, ни в Козельске не было, был Секула.]
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments