Dassie2001 (dassie2001) wrote,
Dassie2001
dassie2001

826. Зима приближается. Скоро переключение на лыжи. Вот из недавней, но уже истории.

Originally posted by novayagazeta at Цена бронзы

Она залечит сломанные ребра, вернется на лыжню и скажет, что не знала, как смогла бы жить, если бы в тот день осталась четвертой

Reuters

Когда Петра Майдич, лыжница из Словении, вышла на старт финала спринта на Олимпийских играх 2010 года в Ванкувере, ее красноватое, обожженное зимним солнцем лицо, полузакрытое огромными черными очками, было схвачено тревогой. Всем, кто ее видел, казалось, что это обычное волнение перед решающей гонкой. Но никто, кроме врача сборной Словении, не знал, что лыжница испытывает сильную боль. Не меняясь в лице, нервно переминаясь с ноги на ногу, она еще нашла в себе силы послать болельщикам воздушный поцелуй.

Утром этого дня, объезжая трассу, Петра Майдич рухнула с лыжни в трехметровый овраг и ударилась о ель. Руки и ноги у нее были целы, а боль в боку врач объяснил гематомой. Врач ошибался, у лыжницы были сломаны четыре ребра. Обезболивающие таблетки не помогали, но она все равно решила не сниматься с соревнований. Через боль, с кровью и мясом, Майдич вырывала в гонках места, которые выводили ее к финалу. В квалификации она была девятнадцатой. На четверть- и полуфинал ее провожал врач.

Боль в боку, пронзающая тело и острой иглой прорывающаяся в мозг, была для Петры Майдич в новинку, но в необходимости терпеть и пересиливать не было для нее ничего нового. Она пересиливала обстоятельства, людей, судьбу все 22 года, что занималась лыжными гонками. В Словении до нее не было ни одной лыжницы высокого класса, и когда она занялась лыжами, многие сочли эту девушку дурочкой, и никто ей не помогал. Она бегала на дурных, плохо скользящих деревяшках вплоть до того момента, когда стала подниматься на пьедестал, только тогда небогатая словенская федерация купила ей наконец настоящие лыжи и наняла тренера. Петра Майдич никогда не была гением лыжных гонок, никогда не входила в маленькую группку сияющих медальным золотом, избалованных вниманием ТВ прим. Она была работягой на лыжне, трудягой с огромным километражем пробега, пахарем снега.

Очень часто в ее жизни дело обстояло так, что все ее усилия оказывались всего лишь фоном для чьих-то побед. Она не попадала в мазь, промахивалась с тактикой, сталкивалась с выбежавшим на лыжню сервисменом и за годы своей спортивной карьеры собрала все виды неудач и поражений, какие только можно. На двух предыдущих олимпиадах она вложила в гонки все силы, пролила литры пота, дошла до высшей степени физического и психического опустошения и все равно не завоевала ничего.

Две явные фаворитки, две примы и звезды, норвежка Берген в глянцевых синих очках и полька Ковальчик с бьющимся о спину хвостом, шли первыми и боролись между собой. Но что значит «шли»? В лыжах уже давно не ходят, лыжницы в ярких обтягивающих комбинезонах летят с бешеной скоростью, вкладывая в каждую секунду столько усилий, сколько не вкладывают, кажется, ни в одном другом виде спорта. На эти беспрерывно работающие руками и ногами, несущиеся с огромной скоростью спортивные машины страшно смотреть. Шведка Олссон после стартового хаоса и резкой суеты встала третьей. Потом, уже после того, как в больнице ей наконец поставили правильный диагноз и откачали несколько литров жидкости из легкого, Петра Майдич сказала в интервью, что испытала ужас, увидев, что трое уходят от нее. Уходят, убегают, удаляются по четкой лыжне, тогда как она, прилагая все усилия, бешено работая руками, не может удержаться за ними… Через две минуты 15 секунд после начала гонки Петра Майдич достала Олссон и обошла ее справа, на подъеме.

У высокой, сильной Майдич в финальной гонке был мощный старт. Ее руки работали, как шатуны. Я не могу понять, как можно так работать руками, если у тебя сломаны ребра. Невозможно спокойно смотреть на финиш этого спринта, когда четыре гонщицы, приседая и выпрямляясь, живыми пружинами выталкивают себя вперед. Шведка Олссон настигает Майдич, расстояние между ними сокращается на глазах, но все-таки Петра усилиями рук удерживает себя на третьем месте. Она успевает торжествующе вскинуть руки в красных перчатках, крикнуть что-то нечленораздельное — и падает как подкошенная.

Лицо побелело. Веки опущены. Рот безжизненно открыт. Грудь с пятью олимпийскими кольцами и номером 19 ходит вверх и вниз так, что чувствуешь, как ломится в сломанные ребра измученное гонкой, доведенное до последней черты сердце. Врач в панике, не знает, что делать, поддерживает ей голову, пытается заглянуть в глаза, испуганными движениями откручивает пробку и подносит бутылку к губам, но она бессознательно отворачивает голову, убирает губы. Встать она не может, ее уносят, держа за плечи и колени, шестеро мужчин… Потом она залечит сломанные ребра, вернется на лыжню и скажет, что не знала, как смогла бы жить, если бы в тот день осталась четвертой.

Алексей Поликовский
Обозреватель

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments