October 14th, 2013

824. "В торговом центре "Бирюсинка", в Бирюлёво."



Скерцо

Михаил Щербаков


Хотите - верьте, не хотите - ваша воля.
Но мы увидимся не возле "Метрополя".
Не на приёме в казначействе на паркете.
Не в турникете для спецконтроля.

Случится это не на Каннском фестивале.
Не на Курильских островах, не в Монреале.
Хотите - верьте, не хотите - право ваше.
Не на Балхаше. Не на Байкале.
Collapse )

825. Насчет так называемых мигрантов. Что на ум пришло.

По-моему, проблема с "понаехавшими" в Москву с Кавказа и из Средней Азии, конечно, есть. Никогда не был нациком и, надеюсь, не буду, но, если ты надолго приехал в город-область-страну с другой культурой, тебе следует соблюдать писаные-неписаные правила существования в новой среде. Во-первых, знать язык и хоть худо-бедно историю и традиции новой среды, в которой ты очутился и вознамерился жить. Не резать барана во дворе - это уж само собой. Насчет курбан-байрамов и массовых мусульманских молений в Москве у меня лично мнение тоже однозначно отрицательное, но тут в связи со своим атеизмом или агностицизмом могу и ошибаться. Однако, ведь это - заметный раздражающий фактор для старожилов, когда десятки тысяч "понаехавших" враз демонстрируют свои религиозные убеждения в совсем не привыкшей для такой демонстрации среде - не привыкшей и не толерантной. Кто виноват в такой нетолерантности и озлобленности и что делает власть для насаждения такой нетолерантности или, напротив, для борьбы с нею - это другой вопрос. Во всяком случае, позитивных (в смысле мирного сосуществования народов и культур) результатов как-то не видать. Может быть, со школы надо начинать.
Но не так, конечно, когда директору дают сверху указивку предоставить списки всех инородных или как там учеников - вот уж маразм.

Вот завтра - акурат курбан-байрам, судя по Википедии. А 4-го ноября - так называемый День народного единства, если его еще не переименовали, тоже массовость будет обеспечена. Только иная.

Когда-то, сто лет назад, я поселился в общежитии аспирантов АН СССР в Москве (на улице Дмитрия Ульянова 5) и жил там три года аспирантуры. Приехал туда с Урала юным комсомольцем-интернационалистом. Уехал - иным, поскольку основное население нашей общаги составляли аспиранты с Кавказа и из Средней Азии. Было и много вьетнамцев. Некоторое время я жил в одной комнате с казахом и с армянином, национальный вопрос между ними доходил до табуреток, приходилось пару раз разнимать. Соответствующие национальные общины в нашем большом доме тоже не были так уж браво за мир и дружбу между народами. Но, видимо, публика была все-таки более или менее образованная, до погромов и поножовщины не доходило. В смысле политпросвета мне общага многое дала - как по отношению к советской власти и советской истории, так и по национальному вопросу.