April 13th, 2010

206. Летчик-испытатель, космонавт-испытатель Магомед Толбоев о катастрофе.

Сначала, из польской "Газеты Выборчей" за 12 апреля и из ТВ - резюме на данный момент:

Самолет трижды окружил аэродром перед единственной попыткой посадки. За километр до взлетно-посадочной полосы он зацепил антенну радиостанции. Секундой позже зацепил левым крылом деревья на высоте 8 метров, хотя в этом месте он должен был находиться на высоте 60 метров. Диспетчер еще при кругах над аэродромом предупреждал о плохих условиях и рекомендовал уйти на другой аэродром. Есть предположения, что в общении пилотов с землей на русском языке и на ломаном английском имели место языковые трудности. Еще два года назад на правительственных польских самолетах при полетах в Россию находился российский штурман, затем такое правило ликвидировали. Вицепремьер Сергей Иванов сказал, что предупреждения диспетчера были приняты экипажем, но рекомендации не были исполнены.

Экипаж состоял из 4 человек, трое в возрасте 36 лет (командир экипажа, первый пилот и старший техник) и один - 31 года (штурман). Плюс три стюардессы - в возрасте 29, 25 и 23 лет.




Предлагаю перевод небольшого интервью летчика-испытателя и космонавта, Героя России Магомеда Толбоева в этом же номере газеты.
Collapse )

207. Генерал Ярузельский - Ярославу Качинскому.

Дело (в смысле данное письмо), конечно, сугубо внутрипольское и даже частное, но, по моему скромному мнению, показывает класс генерала. Другой бы просто промолчал. Вряд ли это игра на публику, хотя письмо и опубликовано в газете, то есть является открытым.

Председателю «Права и справедливости» Ярославу Качинскому

Возможно, Вас удивит, что именно я пишу это письмо. Но прошу верить – я глубоко потрясен известием о катастрофе, в которой трагически погиб Ваш брат – страстный патриот, выдающийся общественный и государственный деятель, президент Речи Посполитой, главнокомандующий вооруженными силами – Лех Качинский. Погибла и его супруга, а также много известных, в том числе выдающихся лиц, сопровождавших их, как гражданских, так и военных. Это огромная потеря для нашего государства и армии. В свою очередь, в моральном, человеческом измерении доминируют чувства искреннего соболезнования и сожаления. Я понимаю, каким ударом является эта неожиданная смерть для самых близких - для тяжело больной матери, для дочери, внучек и брата. Можно назвать кратко – отчаяние.



Фото Михала Мутора, "Газета Выборча".
Collapse )