Dassie2001 (dassie2001) wrote,
Dassie2001
dassie2001

Categories:

697. «При шоссе, у креста.» История небольшого поиска (3 коротких главы с 20 фото).



Пару недель назад один из читателей моего ЖЖ спросил в привате, не могу ли ему помочь в поисках могилы прадеда, погибшего в октябре 1944 года в боях под Варшавой и похороненного на дивизионном кладбище в селе Чарна Струга (по информации из ЦАМО). Прадед моего читателя воевал в 328-й Краснознаменной «Варшавской» стрелковой дивизии, входившей в 129-й стрелковый корпус 47-й армии 1-го Белорусского фронта. (Именно эта дивизия 14 сентября 1944 года в составе подразделений 47-й армии овладела Прагой – правобережной частью Варшавы, но развить то наступление не удалось, советские войска освободили Варшаву только 17 января 1945 года в рамках Варшавско-Познанской наступательной операции. За эти бои дивизия, наступавшая чуть к северу от Варшавы, получила наименование Варшавской. А осенью 1944 года, когда фронт под Варшавой, судя по книжкам, стабилизировался, позиционные бои все же были – в таком бою и погиб прадед читателя).

Глава 1. Крест у дороги.

На подробной карте окрестностей Варшавы сразу обнаружилось, что это должно быть совсем недалеко от моего подваршавского жилища – правда, никакого кладбища поблизости не было обозначено. Да и самого села уже нету, оно стало одним из микрорайонов городка Марки.

И я решил туда съездить – поспрашивать стариков, пока еще кто-то что-то помнит о войне. А сначала написал своему другу Войтеку Бещинскому в Гданьск, нет ли у него какой-нибудь информации об этом кладбище и погибшем бойце. Лишний раз убедился в энциклопедических познаниях Войтека, уже помогшего многим сотням родственников погибших на территории Польши советских солдат (несколько дней назад вывешивал статью о его поисках: http://dassie2001.livejournal.com/179207.html ). Так вот, Войтек ответил, что в последних днях мая 1949 года на дивизионном кладбище в Чарной Струге были проведены эксгумационные работы, и останки всех 1100 захороненных бойцов были перенесены на советский воинский мемориал в Варшаве, что на улице Жвирки и Вигуры. Они были перезахоронены в братских могилах с номерами от 168 до 205, по 25-30 человек в каждой. В подготовленном польским Министерством коммунального хозяйства списке
захороненных советских воинов (по состоянию на 1955 год) прадед моего читателя не значился, и Войтек сказал, что в таком случае он должен покоиться в братских могилах неизвестных солдат из Чарной Струги – могилах с номерами 197-205.

То есть благодаря Войтеку все фактически прояснилось, осталось попытаться разыскать место бывшего дивизионного кладбища, а потом съездить на варшавский мемориал сделать фотографию братских могил для читателя.

В польском списке перезахороненных советских солдат стоит пометка, касавшаяся первичного захоронения - «Чарна Струга, при шоссе около креста» (Войтек, спасибо за скан!).

Для примера - список захороненных в братской могиле 179.

А крест ведь мог сохраниться. И два дня назад мы с братом, приехавшим в командировку, туда съездили. Шансы найти хоть что-то я на основе своего предыдущего опыта оценивал как фифти-фифти. Но нам невероятно повезло. Во-первых, первый же человек в Чарной Струге, которого я спросил, оказался компетентным на 200 процентов: сначала он сообщил о совсем другом захоронении, о котором я и не слышал (напишу в конце данного сообщения), а потом, когда я рассказал об эксгумациях 1949 года, вспомнил и про дивизионное кладбище – и это место оказалось в нескольких сотнях метров от его дома, да и крест был на месте (возможно, обновленный)!

Вот две фотографии креста и соседствующего места бывшего советского дивизионного кладбища.


Вот здесь или совсем по соседству и было кладбище воинов 328-й стрелковой дивизии и других бойцов 129-го стрелкового корпуса 47-ой армии.


Ездили, конечно, на велосипедах, всего 12 км от дома оказалось.


Рядом – довольно оживленное шоссе. Дом на перекрестке – старый, вполне может помнить соседнее кладбище.

Глава 2. Варшавский мемориал и перезахоронения из Чарной Струги.

А сегодня (уже вчера) съездил на варшавский мемориал. Его разные фотографии я несколько раз вывешивал, поэтому из общих добавлю лишь пару штук, а в основном вывешиваю фотографии перезахоронений из Чарной Струги.


Вход на варшавский мемориал.


Более 21 тысячи солдат и офицеров тут захоронены.


Общий вид центральной части варшавского мемориала.


Общий вид некоторых братских могил, среди которых и перезахоронения из Чарной Струги.
Индивидуальные таблички с фамилиями, установленные родственниками погибших, имеются лишь для четверых захороненных.


Сержант Иван Озарчук, боец 132-й стрелковой дивизии (также входившей в 129-й стрелковый корпус), погиб 4 октября 1944 года.


В могилах 197-205 перезахоронены неизвестные солдаты из Чарной Струги.


Последняя могила перезахоронений из Чарной Струги - номер 205.


Вид на центральный монумент от могилы 205.


На этой последней могиле родственники погибших украинца и белоруса установили мемориальные таблички. Согласно ОБД «Мемориал» (Министерство обороны России), Александр Гринчук, погибший 10 октября 1944 года, воевал в 132-ой стрелковой дивизии. Для белорусского воина мне не удалось найти в ОБД его данные – не сумел, вероятно, правильно воспроизвести фамилию.


Федор Закревский, погибший 20 октября 1944 года, служил в штабе 132-ой стрелковой дивизии.


Могила номер 201 неизвестных солдат из Чарной Струги. Я выбрал ее, чтобы поставить лампадку и положить яблоко за прадеда моего читателя. А цветок (хоть и искусственный) уже был.
С лампадкой и яблоком тоже как-то невероятно повезло. День вчерашний был ведь не только воскресным, но и праздничным – 94-я годовщина польской независимости, практически все киоски и магазины закрыты. На плане города высмотрел ближайший к мемориалу костел, поехал было туда, вдруг лампадку куплю. По пути в случайно открытом частном магазинчике купил спички, а неподалеку как раз к моему проезду около цветочного магазина оказалась ни с того, ни с сего его хозяйка (был полдень, и она почему-то вздумала совершенно неурочно открыть на часок), я спросил ее, нет ли у нее лампадок – есть! И сама - снова ни с того, ни с сего - два килограмма яблок предложила по дешевке, сосед ей принес со своего урожая! Для полноты чудес спросил ее про спички – их не было, но ведь я уже и так купил! Мистика какая-то. Разговорились с нею, сошлись на простом правиле – если можешь помочь, помоги.


Могила 201 и центральный монумент.


А такой фотографии центрального монумента ни у кого не видел – только у себя,
Как не вывесить. Варшава, 11 ноября 2012.

Глава 3. Еще одно удивление.

А теперь – окончание про Чарну Стругу. В реале это было началом, а не окончанием.
Тот первый же встреченный симпатичный человек, который вез на тачке песок к своему дому и которого я спросил про бывшее дивизионное кладбище, сначала сказал, что про кладбище не припоминает, а зато может объяснить, как пройти к могиле погибшего советского летчика – тут недалеко, через лесок к речке Чарной («Чарна Струга» означает «Черный поток»), а там вдоль левого берега сотню метров. Про летчика и его могилу ему в детстве рассказала бабушка, и в школьное время они с ребятами ухаживали за могилой. Начав объяснять, он почти сразу решил сам проводить до речки, почти до нужного места, свои дела подождут. По пути я ему сказал, что в своих подобных разысканиях всегда, без единого исключения встречаюсь с поразительной доброжелательностью местных жителей – может, потому, что не так уж часто их распрашивают, да еще приезжий русский (всегда представляюсь, когда расспрашиваю). Наш проводник согласился, на его взрослом веку впервые кто-то у него поинтересовался.

Вот две фотографии незатейливого креста у ручья. Бабушка говорила нашему знакомцу, что самолет был сбит, летчик спасся на парашюте и убегал от немцев, но те его догнали и застрелили. Не знаю, насколько это правда, но такой вот рассказ.


Крест и лампадки. Правая – наверняка новая. Вероятно, с 1 ноября – дня поминовения умерших. Поляки к мертвым все-таки иначе относятся, чем в России, не раз встречал такие безымянные могилы с лампадками просто так в лесу, кое-что вывешивал в блоге.


Там же. Фотография, ясное дело, не постановочная. Когда возвращались, еще поговорили с нашим проводником у его дома, он сказал, что сам заинтересовался, будет искать подробности. Все никак не заведу визитку, чтоб раздавать в подобных ситуациях – вдруг контакт продолжится до конкретного результата.

Такая вот история.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments