Dassie2001 (dassie2001) wrote,
Dassie2001
dassie2001

Categories:

673. Советские военнопленные-3. Шталаг 366 и соседние лагеря. 25 фотографий с захоронений.

К сожалению, лишь эпизодически разбираю свои фотографии советских воинских захоронений в Польше. Архив пополняется быстрее, чем упорядочивается, поскольку довольно много езжу. Куда все это хозяйство в итоге девать? Утешает то, что изредка кому-нибудь все-таки пригождается. Интерес свой объясняю по-простому – живет где-нибудь в Сибири или на Урале семья, в которой дед погиб в войну в бою или в гитлеровском лагере в Польше, а где и что конкретнее, не знают. Или узнали, в каком лагере был (узнали благодаря архивам, мемориальному отделу при нашем посольстве, Польскому Красному Кресту, но зачастую и благодаря подвижничеству нескольких энтузиастов, ведущих свои базы данных), а больше и нет ничего ни про лагерь, ни про кладбище, где мог быть дед захоронен. И далеко ведь, не поедешь разыскивать-расспрашивать, да и как? А тут вот фотографии с кратким комментарием. Даже из-за одного конкретного случая имеет смысл, наверное. Кроме того, к некоторым захоронениям - особенно, отдельным, а не кладбищам, - нет никаких указателей, надо расспрашивать местных, а время идет - и память людская стирается. А у молодежи другие заботы и интересы, ясное дело. Сразу скажу, что когда так вот расспрашиваю, ни разу не встретился с нежеланием помочь, напротив – даже зазывают к себе иногда, чтоб объяснить русскому как следует. Стариков и пожилых людей мало кто ведь об этом расспрашивает.


Мемориальная плита на лесном кладбище вблизи деревни Сосна-Козулки, где захоронены узники пересыльного («летнего») лагеря, располагавшегося немного южнее, рядом с деревней Воля Сухожебрская. Военнопленные тут в явном виде не упомянуты, поскольку во время создания кладбища (1962) эта тема освещалась, мягко говоря, неохотно: »Героям Красной Армии, павшим в борьбе с гитлеровским фашизмом за нашу и вашу свободу в 1941-45 годах. Честь их памяти. Седльце, 13 мая 1962 г.»

Шталаг 366 был организован немцами в городе Седльце (примерно в 80 км к востоку от Варшавы, вблизи советско-германской границы 1939 г.) летом 1941 года для советских (основная часть) и французских (а позже еще и итальянских) военнопленных и просуществовал до июля 1944 года, когда город был с боями освобожден советскими войсками 1-го Белорусского фронта.

Еще раньше, весной 1941 года, немцы начали готовить пересыльные (так называемые «летние») лагеря для будущих советских военнопленных - вблизи соседних деревень Воля Сухожебрская и Сухожебры. Готовить – это попросту обнести колючей проволокой большой участок открытой местности, и даже эту работу, как и выкапывание землянок, вели-заканчивали в основном сами узники. Первая группа из 120 человек поступила в Волю Сухожебрскую 25 июня 1941 года, на четвертый день войны. Лагерь просуществовал до декабря 1941 года, а лагерь в Сухожебрах, ставший филиалом Шталага 366 – до марта 1942 года. По немецким данным, в августе 1941 года в этих двух лагерях содержались 85 тысяч советских военнопленных.

Условия там были нечеловеческими, как и в других подобных лагерях (например, раньше я уже писал о лагерях в Грондах и Коморове в 100 км от Варшавы), смертность была огромной. От голода, холода и зверств охранников люди готовы были бросаться на колючую проволоку, погибая при этом. Однако, примерно полутора тысячам узников (!!) удалось все-таки сбежать, местные жители им нередко помогали. По оценкам, приведенным в книге местного историка-краеведа Эдварда Копувки о Шталаге 366, на кладбище вблизи деревни Сосна-Козулки захоронены около 15 тысяч военнопленных из Воли Сухожебрской, а на кладбище вблизи деревни Поднесьно – около 40 тысяч из лагеря в Сухожебрах. Все эти места – вблизи города Седльце.

Из самого Шталага 366 в Седльце массовых побегов не было, условия там (да и охрана) были получше, узники жили в бараках и работали как на территории лагеря, так и вне его. Но все равно смертность была очень высокой – прежде всего, от голода и болезней. Максимальное количество советских военнопленных в этом лагере пришлось на декабрь 1942 года – около 19500 человек. В одном из лагерных отделений осенью 1942 года находились до 1200 французских, а в декабре 1943 - феврале 1944 там же – до 5000 итальянских военнопленных. Вскоре после войны, в 1947 году, польско-советская комиссия путем выборочной эксгумации оценила количество захороненных на лагерном кладбище узников составляющим до 25 000 человек. Позже на него были перенесены сотни останков из окрестных мест, где немцы расстреляли часть узников, и там же захоронили советских солдат и офицеров, павших в боях летом 1944 года. В 1949 году кладбище военнопленных переименовали на военное кладбище.

Вот 25 моих фотографий и две репродукции военных снимков из книги Эдварда Копувки о Шталаге 366 и его филиалах.

1) Кладбище погибших в боях и военнопленных в Седльце.

Основную часть (по площади, но не по количеству захороненных) этого большого военного кладбища занимают могилы советских солдат и офицеров, погибших при освобождении Седльце и окрестностей от фашистов в июле 1944 года. В каталоге советских военных захоронений в Польше (2003) отмечено, что здесь в 262 индивидуальных и братских могилах захоронены 5535 погибших, фамилии 1089 из них известны. И в том же каталоге указано, что тут захоронены и 30 000 узников Шталага 366 – в 5-6 раз больше, чем погибших в боях.


Седльце, вход на кладбище.


Седльце, памятник советским солдатам, павшим в боях.


Надпись на плите: »Солдатам-героям Советской Армии, освободителям Польши, павшим в борьбе с гитлеровскими оккупантами – благодарные жители Седлецкого, Соколовского и Венгровского районов»


Седльце, памятник и захоронения перед ним.


На некоторых захоронениях родственники погибших добавили индивидуальные плиты.
С этим связана некая проблема, до сих пор не решенная унифицированным образом, на это обращает внимание самый большой знаток советских военных захоронений в Польше Войчех Бешчинский из Гданьска. С возросшими прозрачностью границ и компьютерным обменом информацией все больше людей из России и других стран бывшего СССР желают установить таблички на могилах погибших родственников. Но местные власти, отвечающие за содержание кладбищ, не всегда это разрешают, мотивируя тем, что как вот установить индивидуальную табличку на массовой могиле, в которой захоронены еще несколько или даже десятки других воинов? В итоге, на некоторых кладбищах это проходит без проблем (особенно, если могилы индивидуальные и сохранились документы), а на некоторых – не удается.


Еще две плиты, правая – на явно массовом захоронении. В принципе, подсказано решение проблемы. Так сделано и на некоторых других кладбищах, где я был.


Еще две плиты.


Еще две плиты, есть место и для дополнительных.


А вот мемориальные плиты памяти военнопленных, которых покоится тут в 5-6 раз больше, чем погибших в боях. Надписи – не четырех языках: по-польски, по-русски, по-итальянски и по-французки. Не знаю точно, когда эти плиты установлены, но думаю, что уже в постсоветское время.


Надпись по-русски. Останки упомянутых итальянских военнослужащих пересены из другого места, где их немцы расстреливали (кстати, несмотря на подписание обеими странами Женевской конвенции об обращении с военнопленными).


Эвард Копувка в своей книге о Шталаге 366 приводит список 1348 советских военнопленных, умерших в Шталаге 366 в Седльце, - список получен им в 2002 году из ЦАМО РФ, а конкретнее – из Ассоциации международного военно-мемориального сотрудничества «Военные мемориалы», Москва. Вот первая страница списка.


Окончание списка.

2) Кладбище вблизи деревни Сосна-Козулки (15 000 погибших узников лагеря Воля Сухожебрская).


Для ориентации - дорожный знак.


Землянки в лагере Воля Сухожебрская. Фото из книги Эдварда Копувки. В таких условиях содержались пленные и в других местах – например, в Грондах в 100 км от Варшавы. Немцы не давали информацию об этих лагерях в Международный комитет Красног Креста, условия в них были совершенно нечеловеческие.


Лагерный карцер. Фото из книги Эдварда Копувки.


Вход на кладбище. Оно находится в лесу за полем, примерно в километре от деревни. Указателя я не видел, но все местные знают. Знают благодаря местной же инициативе – десять с небольшим лет назад кладбище было приведено в порядок силами школьников из окрестных деревень во главе с директорами гимназии и начальной школы при участии и других энтузиастов. В 2002 году на подновленном кладбище состоялась религиозно-историческая церемония и молебен, который провели католический и православный священники.


Сосна-Козулки, общий вид кладбища.


Мемориальная плита, надпись на ней (повторяю фото из заглавия): »Героям Красной Армии, павшим в борьбе с гитлеровским фашизмом за нашу и вашу свободу в 1941-45 годах. Честь их памяти. Седльце, 13 мая 1962 г.»


Сосна-Козулки. На братской могиле.


Сосна-Козулки. Когда подъехал, больше всего меня удивила скошенная или подстриженная трава на кладбище, оно ведь совсем на отшибе, в лесу за большим полем от деревни.

3) Кладбище вблизи деревни Поднесьно (40 000 погибших узников лагеря Сухожебры, филиала Шталага 366).


Для ориентации - дорожный знак при въезде в Поднесьно.


Указатель на проселочной дороге к кладбищу. В реале, все равно можно промахнуться – что я и сделал с успехом, но благодаря этому разговорился с трактористом на поле, который объяснил, как проехать точно. А заодно рассказал, что еще сколько-то там лет назад у них в деревне жил один русский беглец из этого лагеря, который сменил фамилию, жил один и очень скромно, но местные знали, что у него есть родня где-то в далекой России типа Сибири. Умирая, он просил похоронить его в России, но, конечно, это желание не было исполнено – куда везти, к кому, неизвестно. Переписываться с родней он то ли пробовал, то ли боялся, тракторист толком не знал. Во всяком случае, страхи у него за себя и за родню были. Не знаю, насколько это все правда, но, в принципе, история возможная, по-моему.


Сухожебры, вход на кладбище. Оно больше и официальнее, чем в Сосне-Козулке, но и захоронено тут, по оценкам, в два с половиной раза больше – около 40000 советских военнопленных.


Сухожебры, общий вид кладбища.


Сухожебры, надпись на мемориальной плите: »Честь и слава героям Красной Армии, павшим в борьбе с гитлеровским фашизмом за нашу и вашу свободу в 1941-45 годах. Честь их памяти. Общественность Седлецкого района. Седльце, 6 ноября 1957 г.»

*******************

Большое спасибо Эдварду Копувке, нынешнему директору мемориала в Треблинке, приславшему мне свою книгу «Stalag 366, Siedlce», изданную в 2004 году. Основная часть приведенной мной выше текстовой информации, а также репродукции нескольких фотографий военного времени взяты из этой книги.

*******************

P.S. Сегодня – годовщина ввода войск Красной Армии в Польшу в 1939 году, ознаменовавшего фактически раздел Польши между Германией и СССР. Мое сообщение с этой датой никак не связано – хотел вывесить еще вчера, когда навстукивал основное, да не успел (да и вообще намеревался сделать это еще неделю назад, но американцы подкузьмили, обнародовав свои катынские архивы, не до того стало в урываемое от основной работы время).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments