Dassie2001 (dassie2001) wrote,
Dassie2001
dassie2001

Category:

050. Почему "Катынь" Анджея Вайды не получила "Оскара."

Валерий Кичин, наш известный кинокритик, написал в "Российской газете" в заметке с Берлинского кинофестиваля:

http://www.rg.ru/2008/02/16/berlinale-itogi.html

Одну из самых интригующих премьер фестиваль приберег под занавес - "Катынь" польского классика Анджея Вайды была показана только в пятницу, и речь о ней впереди. А первое впечатление: если эта трагическая сага, задуманная как суровое напоминание о невыученных уроках истории, не возьмет "Оскара", то это случится, как пишут в страховочных актах, только "под воздействием непреодолимой силы".

Однако, "непреодолимая сила" победила, Оскара получили австрийские "Фальшивомонетчики". По неофициальным данным из американской киноакадемии, в голосовании "Катынь" была второй, проиграв победителю немного (журналист Марчин Босацкий в статье об оскаровских итогах в польской "Газете выборчей" от 27 февраля 2008)

Конечно, самое простое объяснение, как всегда и во всем, связано с евреями, но есть и другое.

Агнешка Холланд, известный в мире польский кинорежиссер ("Европа, Европа", например), в статье «В расчет принимается искусство популяризации» в телепрограммном приложении к «Газете выборчей» (22 февраля 2008) так пишет о процедуре голосования за неанглоязычный фильм (перевожу тут и далее сходу, извините за корявости):

«В случае иностранных фильмов голосуют не все члены Академии, а лишь желающие. Осенью членам Академии рассылают вопрос, хотят ли они участвовать в работе комитета, который присуждает Оскара за неанглоязычный фильм – соглашаются обычно несколько десятков или несколько сотен человек. Именно они решают, кто в этой категории будет номинирован и кому достанется Оскар. Поскольку заявок становится все больше, академики делятся на две или три группы, каждая из них примерно за три недели просматривает около двадцати фильмов и выбирает три лучших, получается максимум девять фильмов, которые уже объявляют публично, а потом из девяти выбирают пять – это решает специально созданная комиссия. А потом уже окончательное голосование, в котором участвуют все те, кто согласился голосовать еще осенью.

Реклама, дополнительные показы и статьи в прессе играют очень большую роль. В случае иностранных фильмов большинство голосующих – пенсионеры, лишь немногие из них продолжают работать, нет среди них молодых независимых режиссеров, это консервативная группа пожилых людей. И важнейшее для них – моральное свидетельство, права человека, важные исторические события, а более сложные или современные фильмы остаются без шансов. Поэтому фильмы, которые выигрывают в Каннах или Венеции, тут очень редко оказываются даже просто номинированными.»


И вот что пишет вчера в «Газете выборчей» кинокритик Ежи Плажевский:

"Две недели назад во время Берлинского кинофестиваля после внеконкурсного показа там «Катыни» ко мне подошел один из главных английских кинокритиков Берган: «Я под впечатлением, это выдающийся фильм. Но не радуйтесь, Оскара Вайда не получит.»
Пораженный столь категоричным тоном, я спросил, откуда ему это известно. Его ответ был удивительным: «Среди тех 4500 человек, кто имеет право голоса, не менее 400 живут в Лондоне. А в Лондоне уже с декабря «Фальфомонетчиков» показывают в десятке кинотеатров, о «Катыни» же никто и не слышал. Эти 400 не поедут в Лос-Анджелес, чтобы посмотреть «Катынь», и никто из них за «Катынь» не проголосует. При равенстве голосов в США эти люди все и решат.» Так и вышло."


Предоскаровской раскрутке «Катыни» помешал Берлинский кинофестиваль – по его условиям, до показа на фестивале (там состоялась международная премьера «Катыни») фильм не мог быть показан за пределами польской территории - ни в Англии, ни в США, ни в России (два показа в октябре в польском посольстве в Москве были все-таки на польской территории).

Однако, так решил автор, Анджей Вайда, который хотел показать фильм в Берлине.
Еще до Берлина он намеревался показать фильм в октябре в Москве и хотел приехать на показ, уже существовали договоренности, но условия Берлинского фестиваля не позволили, для многих это оказалось полной неожиданностью.

После берлинской премьеры Анджей Вайда сказал:

Это был волнующий и неожиданный момент в моей долгой жизни, когда я осознал, что вот стою на сцене в Берлине, где когда-то демонстрировались польские фильмы, такие, как «Последний этап» Ванды Якубовской, как «Канал» и другие, в которых было показано отношение немцев к полякам во время войны, все эти преступления... И вот мы стоим на сцене, рассказываем историю дальше... Я думаю, что правда – это хорошая дорога, и хотелось бы, чтобы этот фильм, который тоже стремится показать правду о том времени, чтобы он позволил так же подняться на сцену в Москве и рассказать о том времени, как мы его видим. Думаю, что это необходимо.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 17 comments