Dassie2001 (dassie2001) wrote,
Dassie2001
dassie2001

Categories:

459. Фрэнсис Бэкон. "Очерк о мятежах и волнениях". Изложение.

Два вводных слова. Когда-то под конец своей астрономической аспирантуры в Москве сдавал экзамен по марксистско-ленинской философии, так полагалось. На занятия не ходил и почти ничего не знал (как и сейчас). После моего кой-какого ответа на основной вопрос экзаменатор спросил, кто же ввел понятие дедукции и индукции в философии. По причине пребывания без понятия я сразу, глядя ясными веселыми глазами и ни секунды не задумываясь (атака - лучшая защита), ответил - "Карл Маркс". Экзаменатор - "Нет". - "Ну, тогда Фридрих Энгельс" (мне было все равно). - "А о Фрэнсисе Бэконе вы слыхали?" - "Конечно, был такой." Тройку я все-таки заработал.



А теперь - с сайта "Эха Москвы" (плюс постскриптум из интернета).
Владимир Овчинский, доктор юридических наук.

Итоги выборов и возможность мятежа: матрица Бэкона и дилемма Путина
06 декабря 2011, 20:30
http://www.echo.msk.ru/blog/vso/836759-echo/

Американский сенатор, недавний кандидат в президенты США Джон Маккейн, ознакомившись со статьей в одном из журналов об итогах парламентских выборов в России, написал в своей странице в Тwitter, обращаясь к Путину: «Дорогой Влад! «Арабская весна» приближается к твоим окрестностям». Маккейн не одинок в своих прогнозах. Многие политики и эксперты и в России, и за рубежом полагают, что к мартовским президентским выборам 2012 года возможен драматичный сценарий каирской площади Тахрир. Заговорили уже о том, что митинг и неудавшееся шествие оппозиции 5 декабря является прелюдией к такому развитию событий. Так ли это?

Читая недавно изданную у нас книгу (курс лекций) Мишеля Фуко «Безопасность, территория, население», я нашел в ней удивительно актуальный для нашей российской, да и мировой ситуации анализ работы Фрэнсиса Бэкона «Очерк о мятежах и волнениях». Написанная почти 500 лет назад эта работа Бэкона дает ключ к пониманию происходящих сегодня процессов.

Мятежи, говорит Бэкон, подобно бурям, они происходят как раз в тот момент, когда их меньше всего ждут, в самом большом спокойствии, в периоды равновесия или равноденствия (говоря современным политическим языком, в периоды «застоя» - В.О.). Действительно, в конце 2010 года я был в гостях у друга в Каире. Ничто не предвещало каких — то волнений. Египтяне повсеместно были радостны и дружелюбны. Многомиллионный город находился постоянно в каком - то праздничном состоянии. И когда через несколько месяцев на экране ТВ я увидел тот же, но уже бушующий Каир, в это было трудно поверить.

Как можно в период спокойствия определить возможность бунта? Бэкон дает некоторое число таких признаков. Во — первых, шум, то есть пасквили, памфлеты, речи против государства и против тех, кто им управляет, которые начинают циркулировать. Во — вторых, то, что уже Фуко назвал переворачиванием ценностей. Речь идет о тех ситуациях, когда правительство делает нечто похвальное, это берется с дурной стороны людьми, остающимися недовольными. В — третьих, приказы плохо циркулируют: те, кто передает приказы, разговаривает робко, а те, кто принимает приказы, говорят смело и дерзко. Другой случай всегда касается циркуляции приказов, это проблема истолкования. Когда тот, кто получает приказ, вместо того чтобы принять его и исполнить, начинает его интерпретировать и включать в него собственные суждения. Это те признаки, говорит Бэкон, что идут снизу, которые доказывают, что буря готова разразиться даже в период равноденствия и спокойствия (застоя). Но Бэкон выделяет и знаки, которые исходят сверху. Прежде всего — это когда великие, могущественные, те, кто окружают суверена, те, кто ему служат, или его близкие родственники, когда все они демонстрируют, что повинуются не столько его приказам, сколько своему собственному интересу. И, наконец, еще один знак, который государь невольно подает сам себе, - это его неспособность или нежелание больше принимать точку зрения, которая была бы внешней или высшей по отношению к различным партиям (так в тексте — В.О.), которые в обществе противостоят друг другу и друг с другом борются, за которой следует незаметный для себя самого выбор в пользу одной партии и поддержка ее интересов за счет остальных. Так, говорит Бэкон, когда Генрих III встал на сторону католиков против протестантов, он сам должен был обратить внимание, что тем самым он продемонстрировал, что его власть так мала, что он подчинился не государственному интересу, а интересу одной партии, и подал всем, как знати, так и народу, явный знак, что власть слаба и что, как следствие, можно против нее восстать.

Фантасмагорией является то, что матрица Бэкона полностью накладывается на нашу сегодняшнюю ситуацию.

Кроме признаков готовящегося мятежа Бэкон выделяет его непосредственные причины. Они делятся на материальные (прежде всего, бедность) и окказиональные (связанные с негативным общественным мнением). К последним, по мнению Бэкона может относиться резкое повышение налогов, возвышение до значительных постов недостойных людей, значительное повышение цен. Иными словами окказиональные причины мятежей — это те, которые вызывают один и тот же тип недовольства у разных групп людей, и, как следствие, ведет их к объединению, несмотря на расхождение интересов. Бэкон дает советы, как уйти от непосредственных причин мятежей. Например, для преодоления бедности надо обуздать роскошь, избегать скупки слишком большой собственности знатью. И здесь советы Бэкона 500 — летней давности не потеряли актуальности!

Дилемма Путина состоит в том, что либо прислушаться к оценкам и советам Бэкона: избавиться от непопулярных людей в руководстве страны; заставить свое окружение следовать интересам народа и государства, а не своим собственным; переформатировать систему управления с тем , чтобы управленческие команды выполнялись, чтобы она служила интересам всего общества, а не обслуживала интересы кланов; чтобы визитной карточкой современной знати была не роскошь и многомиллионная собственность, а служение обществу и государству; чтобы власть не подчинялась интересам одной партии, а учитывала весь спектр народного мнения. Либо такой путь, когда ничего меняться не будет. Тогда бунты и аналоги «арабских революций» и в самом деле вползут на нашу землю.

**************************

P.S.(Дасси) Из интернета - еще про Фрэнсиса Бэкона:

В конце шестнадцатого - начале семнадцатого века монополии раздавались направо и налево, и немало людей нагрело на этой раздаче руки.

В числе таких людей оказался и лорд-канцлер Бэкон. На нем лежала обязанность скреплять своей подписью монополии, которые государство давало отдельным лицам и торговым компаниям. И так как взятки при английском дворе брали решительно все - и сам король, и министры, и депутаты палаты лордов - Бэкон не счел нужным ставить себя в "особое" положение: он брал наравне с другими и нисколько не задумывался над нравственной стороной такого рода поступков.

Но все, как говорится, до поры до времени. Наступил момент, когда палата лордов, сама не отличавшаяся неподкупностью, вынуждена была возроптать против откровенно-циничного взяточничества, господствовавшего среди высшей знати.

22 января 1621 года, в день, когда Бэкону исполнилось шестьдесят лет, в парламенте обсуждалась речь короля о новых кредитах. Недовольные требованием денег, депутаты заговорили о многих злоупотреблениях при выдаче монополий и патентов и прямо указали на лорда-канцлера, требуя расследования его действий.

Расследование вела специальная комиссия. Бэкон во всем признался и был предан суду. На этом и окончилась его общественная деятельность.

Уединившись, он отдался Науке, но не оставлял надежды вернуться ко двору. Он писал письма королю, подавал ему государственные советы...

P.P.S. А автор приведенной статьи, Владимир Овчинский - еще и генерал-майор милиции в отставке, экс-руководитель российского бюро Интерпола в 1997-1999 гг., это опять же из интернета.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments