Dassie2001 (dassie2001) wrote,
Dassie2001
dassie2001

431. Катынь. Открытые слушания в Страсбурге.

В четверг 6 октября в Европейском суде по правам человека (Страсбург) прошли открытые слушания по иску родственников 12 расстрелянных польских офицеров, добивающихся от России доступа к документам и реабилитации погибших ( в жалобах поляков отмечается, в частности, что российское расследование 1990-2004 годов не было проведено надлежащим образом, а его результаты – засекречены, в итоге были нарушены две статьи Европейской конвенции по правам человека). А в пятницу 7 октября в Польском институте международных дел (Варшава) состоялись дебаты и открытая дискуссия на тему, считать ли Катынское преступление геноцидом или военным преступлением. Вот кратко мои впечатления о заседании в Страсбурге – слушания посмотрел в интернете.
(На дебатах в Варшаве был и сам. Напишу отдельно на днях – со своими фотографиями.)


Здание Страсбургского суда по правам человека.
Фото – с польского сайта Хельсинкского фонда по правам человека.




Перед зданием Страсбургского суда, до начала заседания. Слева направо:
польские юристы Иренеуш Каминский и Бартоломей Соханьский, представители заявителей – родственников расстрелянных офицеров,
Анна Ставицкая – юрист из Москвы, представитель истцов-заявителей в российских судах и в Страсбурге,
Витомила Волк-Езерска – одна из заявителей (суд объединил жалобы двух групп родственников в одно дело),
Роман Новосельский (Польша), юрист, представитель заявителей.

Отмечу, что вывешиваю фотографию вовсе не для того, чтоб спровоцировать тот или иной политический комментарий – вывешиваю просто затем, чтобы показать действующих лиц. О чьей-то победе или поражении говорить еще рано.
Фото - из газеты «Жечпосполита».

Видеозапись заседания (на английском языке) есть на странице ЕСПЧ:
http://www.echr.coe.int/ECHR/EN/Header/Press/Multimedia/Webcasts+of+public+hearings/webcastEN_media?id=20111006-1&lang=en&flow=high

Запись длинная, часа на три примерно, смотрел ее один раз, да и то кусками, так что в своем комментарии что-то пропускаю и в чем-то могу слегка ошибиться. Наверное, вскоре появится полный текст слушаний.

Две русских публикации о рассматриваемом деле и о заседании 6 октября:

Михаил Мошкин, «Не военное преступление. Россия и родственники жертв Катыни встретились в Страсбурге»,
«Московские новости», 7 октября 2011.
http://mn.ru/newspaper_country/20111007/305560939.html

Светлана Сухова, «Катынь дошла до Страсбурга. Поляки пожаловались в Европейский суд по правам человека»,
«Независимая газета», 7 октября 2011.
http://www.ng.ru/world/2011-10-07/8_katyn.html

Рекомендую вторую, там написано поточнее. Суть дела и ход заседания в этих заметках изложены. Постараюсь не повторять, а добавить что-то новое.

Решение о рассмотрении дела судом в форме открытых слушаний было принято ЕСПЧ 15 июля – судом был обнародован обширный документ о допустимости двух жалоб в ЕСПЧ родственников расстрелянных поляков.

Состав суда по этому делу был назначен таким: председатель (президент) из Люксембурга и по одному судье от Чехии, Словении, России, Лихтенштейна, Украины, Германии, с запасным от Швеции. Истцов представляли польские юристы и Анна Ставицкая, ответчика – российский представитель при ЕСПЧ Георгий Матюшкин. Третьей стороной процесса выступало поддержавшее иск польское правительство в лице трех своих представителей-юристов. Заседание проходило на английском языке – по предварительному предложению российской стороны.

За несколько недель до заседания суд направил сторонам несколько вопросов, которые он намеревался рассмотреть 6 октября. Первый вопрос касался того, можно ли считать Катынь военным преступлением, остальные относились к российскому расследованию и доступу родственников погибших к его материалам.

Сначала выступили представители заявителей И.Каминский и Б.Соханьский, потом столько же времени (полчаса) занял Г.Матюшкин, потом столько же – представители третьей стороны – польский представитель в ЕСПЧ Якуб Волонсевич и представитель МИД Александра Менжиковска. Затем суд задал сторонам вопросы – и ответы были даны сторонами (по десять минут каждой) в том же порядке, как и в выступлениях.

Вот что мне показалось примечательным. Ни разу не прозвучало слово «геноцид», польская сторона (как представители родственников, так и представители правительства) довольно убедительно обосновывала, что Катынь была военным преступлением и преступлением против человечности, также не имеющими срока давности и являющимися преступлениями в рамках международного права.


Георгий Матюшкин, полномочный представитель России в Страсбургском суде.

Георгий Матюшкин в значительной мере повторил положения прежнего российского меморандума, включая то, что катынское дело вообще не подлежит юрисдикции суда, что Россия присоединилась к Европейской конвенции по правам человека только в 1998 году, уже заведомо после преступления (датировка 1940, то есть ответственность советской стороны не отрицалась) и даже после основного периода расследования, закончившегося в 1995 году (аргумент очень глупый, по-моему, расследование было официально прекращено в 2004 году). Еще один крайне неудачный пассаж, повторенный Матюшкиным и в ответах на вопросы – дескать, почему это поляки спохватились со своими запросами в российские прокуратуру и суд только в конце 2004 года, уже после завершения российского расследования? Ответ на такой вопрос тривиален – до 1990 года обращаться к СССР с такими вопросами было бессмысленно и безрассудно, а после 1990 началось расследование – чего обращаться, когда еще не завершено расследование как раз по этим делам. К тому же, поляки в лице Катынских семей все-таки обращались, в августе 2004, за месяц до прекращения расследования – и тогда общие ответы с российской стороны были исключительно обнадеживающими (высказывался и В.В.Путин, насколько я помню).

Новым - в моем представлении, на плюс! - было то, что Г.Матюшкин начал свое выступление, назвав Катынь трагедией, за которую ответственность несет сталинский режим, и Госдума приняла в ноябре 2010 соответствующее заявление. И отметил, что Россия передала польской стороне уже 148 из 183 томов российского расследования. В отношении юридической квалификации Катыни как военного преступления Матюшкин, по-моему, исхитрился, сказав, что вопрос о квалификации не входит ни в рассматриваемые жалобы заявителей, ни в решение суда о допустимости рассмотрения представленных жалоб родственников. Я бы эту хитрость тоже записал скорее на плюс, в том смысле, что путь к признанию Катыни военным преступлением не закрыт.


Анатолий Ковлер, судья Страсбургского суда от России.

Отмечу специально, что после выступлений сторон все вопросы задал (и задал сразу в совокупности) один человек – судья ЕСПЧ от России Анатолий Ковлер. Я не знал поначалу, когда слушал, что это судья от России, – и просто обалдел от грамотно поставленных вопросов. Вопросы, в частности, касались доступа представителей родственников к материалам расследования (вопрос Анне Ставицкой), финансовых компенсаций (вопрос полякам), реабилитации всех расстрелянных и засекреченности материалов расследования (вопросы Матюшкину).


Александра Менжиковска, представитель польского правительства, которое
выступило третьей стороной в рассматриваемом деле, поддержав иски родственников расстрелянных офицеров. Фотография мелкая, иной в интернете не нашел.

Александра Менжиковска выступала, по-моему, классно по форме и почти классно по существу. Почти – поскольку, в общем-то, исхитрилась (вроде Матюшкина про военное преступление) более или менее позитивно ответить на вопрос о доступности для родственников расстрелянных тех материалов, которые Россия уже передала Польше. Тогда как в реале – я это знаю точно – ни один из переданных томов не доступен никому (!), кроме следственной группы польского Института национальной памяти, поскольку польское следствие по Катыни все никак не закончится.

О доступе представителей родственников к документам российского расследования в Москве Б.Соханьский ответил за А.Ставицкую, сказав, что да, доступ к некоторым томам в Москве был обеспечен, но в отношении засекреченных томов в соответствии с российскими законами была взята подписка о неразглашении. Добавлю два слова от себя. Известно, что Анна Ставицкая – одна из немногих, кто был ознакомлен с таинственным томом, содержащим постановление о прекращении российского расследования в сентябре 2004 года. Главная тайна этого тома уже является тайной полишинеля (и вовсе не от Ставицкой) – и продолжающаяся секретность тут, по-моему, абсурдна.

О финансовых (материальных) комепенсциях отвечал также Б.Соханьский. Он сказал, что рассматриваемое судом дело образовано двумя жалобами, в первой из них (касающейся двух расстрелянных) действительно отмечена необходимость материальной компенсации, но ни о какой компенсации нет речи во второй жалобе (касающейся родственников 10 расстрелянных), и об отказе от каких бы то ни было финансовых компенсаций неоднократно заявляли объединения Катынских семей.

По реабилитации (в вопросе содержалась ссылка на заявление Госдумы по Катыни, в котором отмечалась необходимость «восстанавливать честные имена тех, кто погиб в Катыни и других местах, выяснять все обстоятельства трагедии») – Г. Матюшкин ответил положительно, что работа продолжается, изыскиваются правовые механизмы реабилитации (в заметке в МН написано наоборот, но в НГ именно так, как я понял, исправлю потом, если ошибся).

По засекречиванию – тут Г.Матюшкин опять как-то хитро и кратко вывернулся, связав ГВП и Комиссию по защите гостайны. Даже не перескажешь, надо минимум два раза послушать. А дело-то просто в том, что сначала начальники соврали (в том числе в меморандуме для ЕСПЧ), сказав, что материалы расследования засекретила Комиссия, которая потом в боданиях «Мемориала» с Мосгорсудом отказалась от такой чести, остался один орган, который мог засекретить – ГВП, и нечего ее выгораживать. Надо было просто извиниться за казус, но это мое приватное мнение, начальникам виднее, наверное.

Вот так примерно. Как пишут (видимо, по информации от сторон процесса), суд примет решение не раньше, чем через несколько месяцев. До тех пор, как понимаю, все еще возможно соглашение сторон. И, кстати, решение суда, если такого соглашения не будет, вовсе не предопределено, по-моему.

Пардон за длинноты, хотел написать здесь же и про дебаты в Варшаве на следующий день, 7 октября (так случайно совпало во времени), о том, чем же была Катынь – геноцидом или военным преступлением, но напишу об этом отдельно, и без того получилось длинно. Был на дебатах, участвовал и фотографировал. И Страсбург там активно упоминался, и эмоций хватало.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 55 comments