Dassie2001 (dassie2001) wrote,
Dassie2001
dassie2001

062. Катынь. Обнародую-ка одно свое письмо

Десять дней назад я написал по-польски большую статью на тему Катыни и фильма Вайды,
на днях ее повесим на нашем сайте
(P.S. - уже вывешена 22 марта, спасибо большое френду и компаньону skeptiq :
http://ru_katyn.livejournal.com/tag/link-ap-russia-katyn ).
И также на днях она будет опубликована в Польше в одном малотиражном сборнике -
материалах катынской сессии, которая состоится 8 апреля в Королевском замке в Варшаве.
(Нужды посылать в какое-то массовое издание пока не вижу - там куча ссылок, для газеты не годится, по форме это типичная историческая статья, по содержанию - попроще, конечно, я же не историк. Ага, у знающих польских язык и не поленившихся почитать статью прошу прощения за корявости - писал в спешке, некогда было, у меня ведь основная работа другая.)

Но вот решил вывесить фрагменты своего письма одному журналисту - вроде как пояснение к статье. Навеяло вывесить - в свете сегодняшних реплик в нескольких ЖЖ.

... 2a) Интерес к Катыни в России пробудился (что видно из моей статьи) почти стопроцентно благодаря фильму Вайды - этой темы в России без той или иной привязки к фильму на данный момент вообще не существует. И, по-моему, появляется колоссальный шанс компромиссно закрыть тему политически и юридически – в конце концов, столько лет уже прошло, несколько поколений, сколько можно упираться рогом в прошлое!


А без фильма – тупик и клинч. Главная военная прокуратура в 2004 году прекратила дело, формулировка была такой: «Действия ряда конкретных высокопоставленных должностных лиц СССР квалифицированы по п. "б" ст. 193-17 УК РСФСР (1926 г.), как превышение власти, имевшее тяжелые последствия при наличии особо отягчающих обстоятельств. 21.09.2004г. уголовное дело в их отношении прекращено на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за смертью виновных.» - см. Переписку Мемориала с ГВП – например, на нашей катынской странице:

http://community.livejournal.com/ru_katyn/1894.html

2b) Две трети томов дела засекречены, включая само постановление о прекращении расследования. Поляки взбунтовались слегка, ИНП осенью 2004 начал свое расследование (разговоры велись раньше). На ежегодной катынской сессии весной 2004 в Королевском замке в Варшаве я выступил против этой довольно дурацкой затеи – все равно ведь все документы в Москве, надо искать пути сотрудничества, а не брыкаться. И еще один мужик выступил против, а все остальные – за. Прошло 3 с половиной года этого польского следствия, результаты – почти нуль, вся работа заключается в опросе многочисленных родственников отделениями ИНП в разных городах. Вдобавок, шефа ИНП Леона Кереса, а позже и шефа следственного отдела Витольда Кулешу ушли (Кулеша был очень активный и пробивной, вроде даже какие-то немецкие документы раздобыл – вряд ли суперважные, но все же), сейчас в этом польском расследовании вообще застой, по-моему, никакой информации наружу не выходит.
К тому же, многие в Польше шумят – давай, Россия, признавай Катынь геноцидом. Никакой юрист этого не признает, а Россия не признает еще и потому, чтобы не создавать прецедент в отношении квалификации репрессий.

3) И вот – фильм. Классная возможность открывается:
возобновить на короткое время следствие (найти повод формальный – запросто: до сих пор не обнаружен так называемый белорусский список – список примерно 3500 поляков из тюрем Западной Белоруссии, расстрелянных по тому же решению ПБ ВКП(б) от 5 марта 1940 года, так вот давайте его и обнаружим, он же существует, зачем в прятки играть),
пообщаться с польскими экспертами (те предоставят результаты своих раскопок в 1994, 1995, 1996 годах в Катыни, Медном и Харькове – у российской ГВП этих результатов нет, хотя большинство результатов опубликованы – кроме Медного, по Медному книжка вроде готовится, да все никак не выйдет),
завершить сообща расследование, обнародовать его результаты, сделать политическое и юридическое заявление – и закрыть тему, пусть остальным занимаются историки, для них дело всегда найдется.

4) Даже по квалификации преступления возможен компромисс: признать его военным преступлением (тоже нет срока давности), проблема тут только в том, что надо юридически обосновать сотояние войны между Польшей и СССР в 1939-40 гг (война-то явно ведь не объявлялась ни одной из сторон). Мое мнение – обосновать можно, поскольку, например, в высказываниях разных советских начальников состояние войны в 1939 году подразумевалось (например, в речи Молотова на сессии ВС СССР).
И прецедента не надо бояться – не о репрессиях речь, а о военном преступлении.
Да даже если не будет найден компромисс с поляками в отношении квалификации преступления – тоже не смертельно, останется каждый при своем особом мнении, вот и все дела (хотя это хуже компромисса, конечно).

5) Покаяния и извинений от России поляки вовсе не требуют – Ельцин уже извинился, сказав в августе 1993 года на варшавских Повонзках у символического Катынского креста: «Простите нас».

6) В Польше фильм Вайды многими воспринимается в штыки – для экстремистов не слишком выпуклена вина СССР, да и сам Вайда работал во времена ПНР, а не сидел в подвале с гранатой. Причем, большинство критиков в коммунистические времена подпевали власти будь здоров, - как раз в отличие от Вайды, который активно работал, и в меру возможности, несомненно, приложился к расширению рамок тогдашней свободы. Та дискуссия, о которой я пишу в конце своей статьи – это с моей точки зрения скандал и хамство. Политический митинг экстремистов, а не научная дискуссия. Этот сеанс ненависти к Вайде и России только отдаляет совместное полититическое и юридическое закрытие темы – а все равно ведь рано или поздно тема будет закрыта, в этом только дурак может сомневаться.

7) Многие в Польше не понимают важности фильма Вайды для России. После показов наверняка усилятся наскоки – зачем в Москву поехал? Я в своей статье на примере позиции Мемориала разъяснил, по-моему. И очень важно, что фильм сделал именно Вайда – он ведь в России суперпопулярен (как-то лет 5-10 назад был опрос в России – назвать трех самых известных поляков из живущих, назвали Папу Римского, Валэнсу и Вайду, причем Вайда был не третьим). Уже один этот факт подогреет интерес к фильму и повлияет на его восприятие.

8) Кстати, прокат фильма в Польше (более 3 миллионов зрителей) вовсе не усилил антирусских настроений – сам знаешь из опроса Жепы, 69 процентов поляков готовы простить России Катынь. Это тоже заслуга фильма Вайды, в нем нет надрыва, истерики и ненависти.

9) Надо еще учитывать активность в России сторонников сталинской версии Катыни – их немного, но есть несколько очень шустрых демагогов, имеющих выходы на ТВ и в печать. Нормальное завершение расследования прихлопнет их подскакивания или сведет их на уровень совершенно маргинальных.

Вот такие довольно общие рассуждения. Кажется, сказал, что хотел – немного в дополнение к статье. Статья сырая в смысле языка, страшно торопился – некогда мне, вообще-то.

Всего доброго,
Алексей.

P.S. Добавлю не очень давнее (23 ноября) высказывание Арсения Рогинского, оно тебе может пригодиться в обсуждаемом контексте:

http://www.hro1.org/node/560
http://novayagazeta.ru/st/online/181795/

- Сообщалось в печати, что «Мемориал» добивается признания жертвами политических репрессий польских офицеров – жертв Катыни. Почему этого не удается добиться?

Есть формальные причины, есть реальные причины. Формальные причины простые. Прокуратура утверждает, что ей не хватает документов для того, чтобы сделать однозначный вывод. Это, всем очевидно, абсолютная отговорка.
Потому, что решение Политбюро от 5 марта 1940-го года, и масса более поздних свидетельств , включая эксгумации не только немецкие, но и эксгумации комиссии Бурденко, а потом эксгумации 90-91 годов и т.д., отчетливо говорят нам об этом преступлении.

Есть показания людей, они опубликованы, которые участвовали даже и в совершении этого преступления. Для меня очевидно: тысячи польских офицеров, полицейских и так далее, заключенных трех лагерей, которые были расстреляны весной 1940 года, должны быть признаны жертвами политических репрессий.

Но прокуратура уворачивается, а суд отказывается рассматривать наши жалобы относительно того, чтобы заставить прокуратуру высказать что-то определенное - . «да» или «нет».

Нам говорят – вы не имеете права на эти жалобы. На реабилитацию имеете право подавать, а на опротестование действий прокуратуры не имеете. Я думаю, что здесь какие-то определенные политические обстоятельства.
Некоторые грешат на боязнь власти, что, мол, поляки, в случае признания погибших жертвами политических репрессий, будут подавать какие-то имущественные иски. Я не думаю, что это так. У нас, в рамках Закона о жертвах политических репрессий предусмотрена определенная компенсация за утраченное имущество - до 10 тысяч рублей. Это максимум. А если дома (строения) не было – до 4 тысяч рублей. А за расстрелянных и погибших в тюрьмах вообще никакой компенсации никому не положено.

Так что, если их реабилитировать по нашему Закону, то будет легко и отвечать на этот вопрос. Но мне кажется, что дело не в этом. Дело в том, что власть придает юридической реабилитации какое-то вселенское значение. Это вроде бы как наше признание «вины» перед поляками. А перед поляками мы не хотим признавать никакой вины, потому что они (поляки) такие «плохие». «Смотри, чего они пишут о нас и чего говорят каждую минуту».

Это все в старой логике «враждебного окружения». И вроде как мы не должны давать им лишний козырь говорить о нас плохо. На самом деле мы тем, что отказываемся рассматривать этот вопрос, даем не только полякам, но и всему миру повод думать о нас не очень хорошо.

А всякие слова прокуратуры о том, что это преступление - превышение полномочий должностными лицами, что эти лица сейчас уже умерли… да еще эти лица не называются – ну невозможно это всерьез комментировать.
Понимаете, Катынское решение (по записке Берия) подписано, у нас есть подписи: Сталин, Молотов, другие. Тут все ясно.

Мне кажется, сегодняшняя нереабилитация жертв «катынского преступления» - это политическое решение. В рамках того, что «нам навязывают чувство вины», - как говорил однажды наш Президент. А мы, мол, ни в чем не виноваты.
А я и не говорю, и «Мемориал» не говорит, что кто-то в чем-то виноват. Виновато сталинское руководство. Какое отношение имеет мой сын или я к вине сталинского руководства?

Но ответственность, конечно, на нас. Мы ответственность должны осознать, а не вину. Это совершенно разные вещи. Ответственность должна заставить нас во-первых, во-вторых и в-третьих сказать полную правду про этот сюжет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 29 comments